Loading...
Изменить размер шрифта - +
 - Не так нам предками завещано жить. Муж к себе жену приводит. Его стадами, трудами, отвагою и юрта, и пища, и самое жена в дом его приходит. Не быть богам женским выше человеческих! Не володеть бабам добром мужним!

    -  Олежечка, как давно тебя не было… - Роксалана протянула к нему руки, провела пальцами по щекам, резко прижалась, положив голову ведуну на грудь. - Давай споем с тобой вместе? Ты же любишь петь. Давай попробуем: Москва-Москва… Слезам не верит… Кто захочет, тот проверит…

    Спор шаманов утих. После недолгого молчания Урга спросила:

    -  Кто сие есть, пророчица?

    -  Это Олег, - нежно ответила Роксалана. - Он уже месяц таскает меня по свету от приключения к приключению, от колдуна к колдуну, от беды к беде, от пытки к пытке… Он половой шовинист и садист…

    Девушка отступила, отдернула руки, попятилась еще дальше:

    -  Он убийца и злодей, люди! Он морил меня голодом, он бил меня и насиловал, он бросал меня в пропасть и стрелял из ружья. - Она закрыла лицо руками и сорвалась на визг: - Он хочет снова утащить меня с собой! Не хочу в пропасть! Не хочу собаками! Убейте его, убейте, убейте!

    -  Ты чего, Ро…

    -  Убейте! Скорее, скорее! Или он убьет всех, всех, всех! - Она кинулась бежать, упала возле дальнего костра и забилась в припадке среди закопченных камней.

    -  Ничего себе, козья рожа… - пробормотал вконец опешивший ведун и двинулся за спутницей.

    -  Стой, куда! - истерично завопила шаманка. - Держите его, он душегуб! Он враг богов и их гласа!

    -  Только без нервов! - развернувшись, вскинул перед собой руки Олег. - Девочка немножко не в себе. Мы разберемся сами.

    -  Джайло! Охрамир! - Шаманка затрясла посохом над головой. - Пророчица узнала его! Он враг ее! Он враг богов и нашего рода! Это Котхоз-Кутуй! Убейте его, убейте!

    -  Кто ты такой, проклятый кулой? - схватился за рукоять меча старейшина. - Ты так ни разу и не назвал своего имени! Ты скрываешь его.

    Джайло-Манап осторожно подступал спереди. Справа, перехватив посох посередине, подкрадывался Охрамир, остальная толпа здешних батыров застыла слева. Сути происходящего они пока не понимали - прослушали, видать, пока бражку делили.

    -  А меня нельзя убивать, - передернул плечами Середин. - У меня на левой ноге охранная татуировка. Вот, смотрите…

    Правую ногу он отставил назад, чуть сместил туда же вес тела, наклонился, ткнул пальцем себе в голень.

    -  Какая еще охра… - Джайло-Манап подступил, тоже наклонился… И тут же получил удар ногой в челюсть: размашистый и сильный. Старейшина не просто отлетел назад - его подбросило немного вверх, и он грохнулся на спину прямо перед Олегом.

    -  Я же предупреждал, - ведун вытянул у него из ножен меч, - на ноге у меня охранное заклятие.

    Он покачал клинком, пытаясь смотреть сразу во все стороны. Но на площадке святилища никто не двигался, словно остолбенев от неожиданности. Легкими шагами Середин отступил к ближайшему костру, левой рукой ухватился за костяшку, правой одним быстрым вращательным движением отсек окорок от туши и тут же жадно вцепился в него зубами. Мясо было сочным и горячим, почти несоленым, но тем не менее - сказочно вкусным. Он откусил раз, другой, третий, когда вдруг от мужской толпы отделились несколько парней и с грозным воем кинулись в атаку.

    Первый оказался совсем мальчишкой, щуплым и безусым.

Быстрый переход