Loading...
Изменить размер шрифта - +
И все же после долгих усилий ему удалось прийти к

нескольким умозаключениям. И все они были печальными.
Итак, Линга все таки обокрала его. И более того, попыталась убить, отравив мруунской травкой сейго. Эта безобидная на вид синяя трава, растущая

в отдаленных горных районах Мрууна, не только смертельно ядовита, но еще и вызывает у жертвы перед гибелью ужасающие кошмары и невероятные боли.
Откуда было знать златокудрой красавице, что варганцы испокон веков употребляют сейго как наркотик? Больше ничего из травок, произрастающих на

мирах Арго, на их могучие организмы попросту не действует. Чейн еще кадетом приучился курить эту тошнотворную дрянь, и не потому, что сейго ему

нравилась, – нет, просто он не хотел отставать от своих сверстников. Ни в чем – ни в искусстве владения оружием, ни в знании законов

космического боя, ни в умении пить крепчайшее варганское виски и курить сейго. Только так он мог рассчитывать если не на уважение варганцев, то

по крайней мере на то, что они постараются не выказывать на каждом шагу презрение, которое испытывают ко всем инопланетянам. Что поделать – в

отличие от своих сверстников по кадетскому корпусу, он, Морган Чейн, не был коренным варганцем.
Его родители, миссионеры с Земли, прилетели почти тридцать лет назад на другой край галактики, в Отрог Арго, с одной целью – поселиться на

Варге, планете Звездных Волков, чтобы попытаться разбудить добрые чувства в черствых душах космических пиратов и приобщить их к христианской

религии. Преподобный Томас Чейн с помощью супруги построил на окраине Крэка, главного города Варги, небольшую часовню, и в течение трех лет

произносил там по утрам проповеди, большей частью обращаясь к пустующим скамьям.
Варганцы оказались равнодушны к его пылким речам. Никто и не подумал внять словам миссионера о недопустимости космического разбоя и о

греховности жизни Звездных Волков. Спустя три года Томас Чейн и его супруга тихо и незаметно для окружающих скончались, не выдержав чудовищного

тяготения огромной планеты. Но прежде они успели произвести на свет сына, маленького Моргана Чейна, которому пришлось с младенческих лет учиться

выживать в суровом, чуждом для землян мире…
Чейн усмехнулся и с силой растер одеревеневшее лицо. Судьба порой преподносит невероятные сюрпризы, от ее виражей просто дух захватывает. До

чего же тогда, в юности, он не любил курить сейго! А вот теперь, спустя десять лет, это умение употреблять самый сильный в Отроге яд спасло его

от мести гостиничной шлюхи…
– Славно складывается мой отдых на Адеме… – пробормотал Чейн, раскачиваясь из стороны в сторону, чтобы не дать тошноте вновь скрутить его. –

Джон был прав, когда говорил, что эта планета наслаждений еще покажет нам свои острые коготки… Что ж, показала.
Посидев еще несколько минут, Чейн собрался с силами и, кое как запихав вещи в небольшой чемодан – подарок Джона Дилулло, спустился по лестнице в

фойе. У конторки, как обычно, на массивном стуле сидел хозяин гостиницы и с озабоченным видом перелистывал солидную пачку счетов. При виде

молодого варганца он расцвел ласковой улыбкой.
– О, господин Чейн! Рад вас видеть. Как вы себя чувствуете, мой молодой друг?
Вид зеленокожего гуманоида излучал радушие, но его крупные жабьи глаза оценивающе глядели на варганца. Похоже, он был чем то явно озадачен, и

Чейн догадывался, чем.
Подойдя к конторке, он шумно взгромоздил на нее чемодан.
– Выезжаю, – коротко объяснил он. Хозяин гостиницы нахмурился.
– Жаль, жаль… Потерять такого клиента, да еще в мертвый сезон… Может быть, вас что либо не устраивало, мой молодой господин?
– Нет, все замечательно, – усмехнулся Чейн.
Быстрый переход