Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он тяжело вздохнул и посмотрел на палача.
     - Делайте свое дело, мэтр Жофруа, епископ предупреждал нас о том, что эти люди не в своем уме, в них силен демон гордыни. Она тоже принимает себя за высокородную и влиятельную даму.
     Терраж громко рассмеялся и бросил Катрин белую одежду, которую принес с собой.
     - Надень это.., и быстро, если, конечно, не хочешь, чтобы я сделал это за тебя.
     Это была длинная белая рубашка. У Катрин возникло странное впечатление, словно она опять вернулась к началу. Действительно ли она в Руане, или вокруг нее все еще стены Орлеана? Она снова шла на казнь. Но ее не испугала эта мысль. Она должна умереть.., но Арно умрет с ней, и они будут вечно вместе. Какая же, в конце концов, разница, как она умрет - утопленной или повешенной, если это, по крайней мере, не на костре!
     Катрин поспешно разделась, опустив глаза, чтобы не видеть взглядов мужчин, и набросила на себя рубашку, спокойно завязав ленточку выреза.
     - Я готова, - сказала она так высокомерно, что палачи оробели.
     Ее вывели из помещения сторожевого поста и повели за городские ворота. Уже прозвонили колокол, и на улицах никого не было. С моря дул резкий ветер, темные серые тучи неслись по черному небу. Посреди моста стояла группа людей, освещаемая неровным светом нескольких факелов. Катрин прекрасно поняла хитрость Кошона. Было бы чревато последствиями приговорить и казнить двух человек их ранга, особенно зная привязанность, которая так долго существовала между Катрин и Филиппом Бургундским, но ему нечего было бояться. Кто упрекнет его за то, что он велел бросить ночью в Сену двух полоумных деревенщин за сообщничество с Жанной д.'Арк? Это действительно ловкий ход...
     Катрин ощущала ледяное спокойствие. Она даже могла смотреть на черную воду, сырой запах которой доносился к ней ветром. Итак, все должно кончиться здесь? Больше не на что надеяться, только на лучшую жизнь после смерти. И это действительно лучше. Они умрут вместе, бывшие враги, которых великая любовь теперь неразрывно повенчала на вечные времена. По крайней мере, эта мечта Катрин исполнилась.
     Когда они подошли к мосту, Катрин увидела, что Арно уже стоит там. С него содрали его грязную одежду, за исключением полоски ткани вокруг бедер. Он был так же великолепен в своей наготе, как античная статуя в грязной яме. Он смотрел, как приближается Катрин, и улыбался... Руки его были связаны за спиной. У ног лежал огромный кожаный мешок с тремя тяжелыми камнями внутри. Рядом с Арно стоял священник и держал черный крест.
     - У вас есть минута, чтобы покаяться в своих грехах, - злобно сказал палач.
     Они преклонили колени перед священником, как невеста и жених в часовне, и склонили головы. Слова отпущения грехов дошли до них как во сне. Потом палач сказал:
     - Есть ли у вас последняя просьба?
     Арно ответил, глядя на Катрин:
     - Развяжите меня, чтобы я мог держать ее в своих объятиях. Такая смерть будет легче для нас обоих, Жофруа Терраж посоветовался с человеком в черном.
     Палача, казалось, что-то терзало. Судья равнодушно пожал плечами:
     - Сделай, как они хотят...
     Удар кинжала, и путы Арно упали. Он обнял Катрин, прижал ее к себе и покрыл ее лицо поцелуями.
     - Это будет недолго, вот увидишь, - нежно сказал он.
     - Однажды, когда я был еще мальчиком, я чуть не утонул там, дома, я потерял сознание... Это не больно, не бойся.
     - С тобой я не боюсь боли, Арно! Я только хотела бы, чтобы у нас было больше времени, чтобы сказать тебе, как сильно я люблю тебя.
Быстрый переход