Loading...
Изменить размер шрифта - +
Главенствующей в разговоре обычно была семилетняя Гвен. Она быстро меняла тему, переходя от школьных новостей и рассказов о товарищах к тому, как метеорологам удается укрощать торнадо или к тому, как, скажем, мясники разделывают мясо.

Джейм, который был на пять лет моложе Джонни, посвящал их в социальную жизнь подростка высшей школы, в этот лабиринт статусов и неписанных правил, с которыми он был так хорошо знаком, что чувствовал там себя как рыба в воде, чего нельзя было сказать о Джонни. Персу и Айрин благодаря их многолетней практике и мастерству удавалось отлично справляться со всем этим словесным цирком. С родительским терпением они отвечали на вопросы Гвен и старались сводить словесную перепалку до минимума.

То ли по взаимному молчаливому согласию, то ли из‑за отсутствия интереса, но о войне никто не говорил.

Джонни дождался, когда со стола уберут посуду, и только потом обратился к отцу с невинной на первый взгляд просьбой.

– Папа, я могу взять машину, чтобы съездить в Горайзон‑Сити?

– Что? – нахмурился отец. – Там как будто сегодня нет игры.

– Нет, – ответил Джонни. – Я просто хотел кое‑что там посмотреть, и все.

– Кое‑что?

Джонни почувствовал, что краска залила его лицо. Ему не хотелось лгать, но он знал, что за правдивым ответом автоматически последует семейное обсуждение, противостоять которому он пока был не в состоянии.

– Ага… мне хотелось кое‑что проверить.

– Что‑то вроде призывного центра Военного командования? – спокойно спросил Перс.

Внезапно прекратилось громыхание посуды, и в тишине Джонни услышал, как его мать судорожно глотнула воздух.

– Джонни!

Он вздохнул и приготовился к неизбежной теперь семейной дискуссии.

– Я бы не стал записываться, не посоветовавшись со всеми вами, – сказал он. – Просто я хотел получить кое‑какую информацию о том, как это делается, какие требования и так далее в этом духе.

– Джонни, война так далеко от нас! – начала Айрин.

– Я знаю, мама, – перебил ее Джонни. – Но там гибнут люди.

– Тем больше оснований оставаться здесь.

– Не только солдаты, но и гражданские лица тоже, – упрямо продолжал он. – Я просто думаю, ну, папа сегодня сказал, что я ничем не могу помочь, – он перевел взгляд на Перса. – Может быть, и нет… но все же мне не следует так быстро с этим соглашаться.

На мгновение улыбка слегка тронула губы Перса, не коснувшись лица.

– Помню времена, – продолжал Джонни, – когда все твои аргументы сводились к одному: «Я так сказал, и все!»

– Должно быть, колледж, – пробормотал Джейм из‑за кухонной двери. – А я еще думаю, что между семинарами по аргументированию они еще немножко учат его разбираться с компьютерами.

Джонни бросил на брата хмурый взгляд, раздраженный его попыткой сменить тему. Но Айрин не так‑то просто было отвлечь.

– Кстати, насчет колледжа, раз уж мы заговорили на эту тему, – сказала она. – Тебе учиться еще целый год, прежде чем ты получишь диплом. Уж на этот‑то срок ты должен остаться, правда?

Джонни покачал головой.

– Я не вижу такой возможности для себя. Целый год! Вы только посмотрите, что Трофты сделали за три месяца!

– Но твое образование тоже имеет значение…

– Хорошо, Джонни. – Перс спокойно оборвал свою жену. – Поезжай в Горайзон‑Сити, если хочешь, и поговори с вербовщиками.

– Перс! – Айрин обратила к мужу изумленный взор.

Перс устало покачал головой.

Быстрый переход