Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Вроде бы всем хорош майор, честный и добросовестный служака, но инициативы ни на копейку.
– Кривошеев пусть ведет визуальный поиск. А вы собирайте спасателей и готовьте «корову». Отправляемся в квадрат В-25 немедленно. Я лечу со спасательной группой.
– Есть, товарищ руководитель экспедиции, – отрапортовал Бортников. Ему, кажется, полегчало. – Еще одно… Пропал вертолет майора Громова в квадрате С-6. Около двух часов назад перестал выходить на связь.
«Что за чертовщина, – устало подумал Чилингаров. – Не 85-я параллель, а Бермудский треугольник какой-то…»
– Вышлите на поиски свободные машины, – распорядился он. – Тем более что Гумилева мы, кажется, отыскали…


Не заметить ярко-оранжевые жилеты на поверхности темно-свинцовых вод было невозможно.
Их было всего пять – лейтенант Кривошеев успел несколько раз пересчитать оранжевые пятна, пока закладывал вираж над длинной и узкой, как шрам от гигантской сабли, полыньей. И никаких следов «Земли-2». Радиомаячок, по сигналу которого он отыскал полынью, судя по всему, находился не на борту станции, а в вещмешке одного из ее пассажиров. Да и живы ли те, внизу? Кривошеев видел лишь, как невысокая волна колыхала яркие оранжевые мешки, – ничего похожего на осмысленные движения не было видно. Мертвые? Без сознания? Опуститься на лед Кривошеев не мог – края полыньи были подтаявшими и ненадежными, а ближайшая площадка, пригодная для посадки, находилась за торосами. Оставалось только ждать – спасательный борт с «России» вылетел уже двадцать минут назад.


«Ми-26», зовущийся на жаргоне летчиков «летающей коровой», перевалил через острый гребень полукилометровой ледяной стены, нависающей над полыньей с юга.
Один из лучших вертолетов на планете, «Ми-26» был разработан еще во времена Советского Союза в легендарном КБ Миля. Надежный, мощный, настоящий великан среди геликоптеров, «Ми-26» способен нести в своем железном чреве целую десантную роту – или шестьдесят носилок с ранеными.
Десять лет назад Артур Чилингаров уже летал на «Ми-26» над Северным Ледовитым океаном, но то была сверхдальняя экспедиция, призванная показать всему миру невероятные возможности крупнейшего в мире транспортного вертолета. Нынешний бросок «коровы» по сравнению с тем давним перелетом был крошечным – всего сорок километров, но сегодня старый полярник волновался куда сильнее.
Дело было не только в том, что за проектом Андрея Гумилева внимательно следили в Кремле.
Чилингаров, как никто другой, понимал, что от того, чем закончится амбициозная миссия «Земли-2», зависит будущее освоения Арктики. А Арктика была для Артура Николаевича всем – жизнью, судьбой, страстью. Почти полвека он отдал этому суровому, удивительному краю, который – в это Чилингаров свято верил – самой природой был предназначен для того, чтобы стать неисчерпаемой кладовой России. Последние годы невидимая битва за Арктику обострилась до предела: на сказочные богатства шельфа Северного Ледовитого океана точили зубы и США, и Норвегия, и Канада. В этом противостоянии появление такой мощной машины, как «Земля-2», могло стать неубиваемым козырем, меняющим всю расстановку сил на игровом поле.
Когда «Земля-2» не вышла на связь, Чилингаров почувствовал себя обманутым. Он верил в Гумилева и его корпорацию, в которой работали молодые светлые головы, создавшие новое чудо света – терраформирующую станцию. Ничего подобного не было ни в Америке, ни в Европе. «Земля-2» просто обязана была справиться со своей задачей, она не имела права так бесславно пропасть…
Потом, немного успокоившись, Чилингаров сказал себе – исчезновение станции не может быть простым несчастным случаем, для этого «Земля-2» чересчур сложно устроена и снабжена хитрыми системами защиты.
Быстрый переход
Мы в Instagram