Loading...
Изменить размер шрифта - +

     Руиз подавил раздражение. Волчеголовый ухмыльнулся,  показав  длинные
клыки и толстый красный язык.
     Руиз скрыл свое лицо за маской равнодушия,  хотя  его  походка  стала
чуть  напряженнее,  почти  незаметно.  Он  прошел  под   биолюминесцентным
лозунгом, который переливался словами: ПАНГАЛАКТИЧЕСКИЕ  ЗАКОНЫ  КОНЧАЮТСЯ
ЗДЕСЬ, и пошел в более темный коридор за ним. Руиз  чувствовал  за  спиной
движение, потому что там сплачивалась стая.


     Леро собрал собратьев вместе,  издавая  пофыркивающие  вопросительные
звуки.
     - Мясо разгуливает по землям убийства, - сказал он и зарычал,  мягкий
тихий звук, исполненный приятного предвкушения.
     - Опасно? - спросила Камилла, его самка, вторая в стае. - Оно  шло  с
большой уверенностью. Оно пахло очень большой целенаправленностью и  почти
совсем не пахло страхом.
     Леро оскалился, и Камилла попятилась, испугавшись его силы.
     - Может, мясо слишком глупое, чтобы бояться, - сказал Леро. -  Оно  в
одиночку, мягкое от человеческого естества. Неужели мы не сможем поесть?
     Все вокруг в стае выразили согласие. Красные языки прошлись по черным
губам; предвкушающий визг разнесся по коридорам эхом.
     Леро замолчал надолго, вспоминая и пересматривая свои впечатления  от
этого мяса. Его человеческое сознание не так глубоко ушло под влияние  его
персональной шпули, чтобы он  забыл  разум  и  сообразительность  Камиллы,
которые были куда выше его  собственных.  Поэтому  он  думал  дальше,  так
осторожно и вдумчиво, как только позволяли голод и кровожадность.
     Мясо представляло собой высокого  мужчину,  широкоплечего,  с  медной
кожей и короткими черными волосами. Мышцы мягко перетекали  под  кожей  на
этом крепком каркасе. Мясо, которое не обратило внимания  на  Леро,  когда
проходило мимо, но Леро показалось, что он заметил огонек вызова в жестких
глазах мужчины.
     И к тому же шпуля мужчины была установлена на очень  низкий  уровень,
так что он издавал только слабый намек на нечеловечность, какое-то  хищное
существо и все.  Но  у  него  не  было  ЛИЦА,  лица,  которое  носили  все
зверятники, гель-маска, которая искажалась и  трепетала  в  буре  животных
инстинктов.
     Леро решился. Мясо может сопротивляться, мясо может бежать,  но  стая
сильна и  быстра,  а  мясо  было  всего  лишь  человеком,  не  вооруженным
свирепостью. Насколько же он мог быть опасен?
     - Охотимся, - Леро растянул губы в предвкушении, в счастливом оскале,
и стая завыла от восторга.
     Леро повернулся и медленно побежал в темноту, следуя за  запахом.  За
ним вразброд побежала стая.


     Руиз слышал стаю слабо на расстоянии, и он ускорил шаг почти до бега.
Волчеголовые никогда его не поймают,  но  он  боялся,  что  они  привлекут
других хищников. Поэтому он побежал, придерживаясь наиболее темных  сторон
коридора, тратя только минимум дыхания, чтобы выругать  Накера.  Уловитель
умов жил глубоко в секторе вольного  убийства,  где  невозможно  встретить
никого, кроме  разве  что  наиболее  фанатичных  зверятников  и  несколько
самоубийственных или фатально  невежественных  туристов.
Быстрый переход