Изменить размер шрифта - +
Зал бешено аплодировал, кричал. Что именно — было не важно. Главное, они завелись. Стаканы с виски опрокидывались в глотки залпом. Дорогие сигары тлели, а челюсти отвисали. Мужчины не видели ничего вокруг, кроме танцующей на сцене нимфы. Немногочисленные женщины, которые все же присутствовали в закрытом клубе, с досадой и завистью отводили от нее взгляд. Эффектно, под бешеный ритм зубодробительного металла, мисс Мэри срывала с себя одежду.
Во всем зале к спиртному не притронулись, пожалуй, только два человека: капитан Том Сойер, названный родителями то ли из любви к большой литературе, то ли в качестве извращенного издевательства над сыном, и подполковник Джо Юнг. Капитан был всего на пять лет моложе своего непосредственного начальника, но значительно беззаботней. В кои-то веки ему удалось уговорить старшего коллегу пропустить по стакану после службы и показать ту самую жгучую красотку, о которой на базе уже трещали все офицеры. Подбодрить старого друга, которому давно не светило повышение, определенно стоило. Уже несколько лет старина Джо ходил в полушаге от нового звания, но всякий раз его отодвигали, пропуская вперед более удачливых сукиных детей. Золотой дубовый лист на рукаве, черт возьми, никак не становился серебряным!
— Признаю, Томми, штучка хороша, — заявил подполковник, прожигая стриптизершу хмурым взглядом. — Если организуешь с ней встречу, двести баксов с меня, как договорились.
Подполковник начал рано седеть. На лице не было ни морщины, мускулистое тело пребывало в отличной форме, только проклятые седые прядки украшали уже всю шевелюру. Выходов оставалось два: краситься или бриться наголо. Красить волосы подполковник считал делом женским, а брить череп наголо — уделом сержантов и рядовых. В итоге его череп украшала квадратная площадка, что придавало подполковнику моложавый вид. Но волосы в прическе были сплошь седые, что выдавало его возраст и заботы.
— Хороша, не то слово, сэр, — отозвался веселый капитан и махнул рукой половому. Тот подбежал, выслушал заказ и умчался за текилой. — Но самое интересное, эта миловидная танцовщица испытывает нешуточную симпатию к американским военнослужащим.
— Ко всем? — спросил подполковник, глядя, как Мэри рвет на себе завязки корсета.
— Черт побери, Джо, конечно, нет. Только к таким брутальным красавцам, как я. Хотя… — хмыкнул капитан, — ты тоже сойдешь, если скинуть десяток лет. Тут ведь дело в подходе. А ты вечно грозный, как туча, любую бабу напугаешь. Улыбнись хоть раз, а то так и уедешь, не поимев никого в этой стране узких щелок.
Полковник оценил шутку, натянуто улыбнулся. Он безотрывно смотрел на то, как Мэри оголила плоский живот и ритмично двигалась, вылезая из узкого корсета, словно змея из старой кожи. Миру явился шикарный черный лиф — смертельное разочарование для тех, кто ожидал, что под корсетом ничего нет.
— О, нет! Сними его быстрее! — заорал кто-то в зале.
— Давай, детка! Ну же! — подхватил второй.
Мэри кокетливо улыбнулась и погрозила пальчиком. Затем послала в зал воздушный поцелуй и закрутилась вокруг шеста. Когда после очередного круга лифчик все же полетел к столикам, мисс Мэри вдруг рухнула на колени, сорвала кепи и длинные волосы, упавшие на грудь, закрыли точеное тело почти целиком. Под финальные аккорды звукового сопровождения зал испустил гулкий стон.
Подполковник Джо цокнул языком.
В этот момент прискакал половой и стукнул о стол большой бутылкой текилы. Тарелка с лаймом упала рядом. Джо не глядя схватил ломтик и запихал в рот, пожевал, проглотил с каменным лицом.
— Определенно, меня к ней тянет, — многозначительно заявил Том Сойер, глядя как шеф, не морщась, съел лайм. — А насчет двухсот баксов все просто. Я подумываю пригласить эту красотку к нам на базу на выходные. Придется выписать пропуск и решить дело с дежурной частью.
Быстрый переход
Мы в Instagram