Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Именно так они передавали друг другу свои знания, как бы соединяя дух и плоть. Бреман вместил в себя все, когда стал последним друидом. Он передал это Алланону, а тот, в свою очередь, — мне.

Его глаза загорелись, в них вспыхнуло воодушевление, не совсем понятное Коглину.

— Мне! — выкрикнул вдруг Уолкер Бо. — Их учение, их тайны, их историю, их безумие — все, в чем я так долго сомневался и чего избегал! Он все передал мне!

Он задрожал, и Коглин испугался. Этот человек, которого он так хорошо знал, его ученик, временами его друг, превратился в кого-то чужого, изменился до неузнаваемости.

Рука Уолкера крепче сжала Черный эльфийский камень, когда он поднял его перед собой.

— Все уже случилось, и ничего нельзя переделать. Алланон вернул друидов и их крепость в мир людей. Он выполнил обещание, данное мне. И он вложил в меня свою душу! — Его рука опустилась, словно в ней находилась непомерная тяжесть. — Он думает, что воплотил во мне друидов. Алланон отдал мне свою силу, свои знания, свой разум, свое прошлое. Даже свое лицо. Ты смотришь на меня, а видишь его.

Темные глаза теперь смотрели отчужденно.

— Но у меня есть и своя собственная сила, я наконец обрел ее, преодолевая препятствия, которые он расставил для меня. И тот ужас, который я испытал, наблюдая, как происходит превращение в друида. Меня не переделали полностью, даже сейчас.

Он сурово посмотрел на Коглина, затем сделал шаг вперед и обнял его одной рукой за худые плечи.

— Ты, Коглин, и я, — прошептал он, — прошлое и будущее, мы — то, что осталось от друидов.

Он медленно обошел вокруг старика, и они вместе двинулись назад по коридору. Шепоточек сначала смотрел им вслед, затем понюхал пол, где стоял Уолкер Бо, словно стараясь определить его запах, после чего осторожно побрел за ними.

Быстрый переход
Мы в Instagram