Loading...
Изменить размер шрифта - +
Она могла лишь мысленно представить себе удивительно проворного и сильного, коренастого юношу небольшого роста. Он состоял в Придворной Гвардии правителей эльфов, и его священный долг — хранить жизнь своей повелительницы. Корт был личным охранником. Когда же он отсутствовал, его обязанности выполнял Дал. Кто-то из них обязательно охранял ее. Королева шла по дорожке, и мысли ее перескакивали с одного предмета на другой; и вдруг ноги, обутые в туфли с тонкими подметками, почувствовали неровность почвы. Значит, она приближалась к долгу в Арборлоне, городе эльфов, переселившихся сюда из Западной Земли более сотни лет назад, чтобы…

Тут мысли ее оборвались… Нет, она не могла сосредоточиться.

Волшебство эльфов, искусство, которым владели они с давних времен, еще защищало город, но уже теряло свою силу. Ядовитые газы вулкана, удержать которые не могла защитная насыпь, убивали своим едким запахом ароматы цветов в Садах Жизни. Ночные птицы тихонько напевали, сидя на деревьях и заборах, но их трели то и дело прерывались гортанными криками мерзких существ, прятавшихся за стенами города, в зарослях и болотах.

Это были демоны-чудовища. Они ждали.

Тропинка, по которой она шла, закончилась на краю северной части Садов Жизни, на возвышенности, к которой был обращен ее дом. В окнах дворца не горело ни огонька — все спали, все, кроме королевы. Дальше, за дворцом, раскинулся город, дома и лавочки которого прятались за спасительным щитом насыпи, словно пугливые зверьки в норах. Город замер, оцепенел, словно парализованный страхом, как будто остерегаясь, что любое движение, малейшее проявление жизни может выдать его, погубить. Элленрох печально покачала головой. Арборлон представлял собой островок, окруженный врагами. Позади, на востоке, возвышался Киллешан, огромная зубчатая гора из вулканических пород, выросшая за столетия. Еще каких-то двадцать лет назад вулкан бездействовал, но теперь он ожил и заволновался. К северу и к югу от города раскинулись густые непроходимые заросли, простирающиеся до берега океана. К западу, по склону холма, на котором располагался Арборлон, протекала река Ровена, а за ней виднелась скалистая гряда — Блэкледж. Но все это уже не принадлежало эльфам. Когда-то, до прихода людей, они были властителями мира, они могли ходить где пожелают. Даже во времена друида Алланона, всего лишь три столетия назад, им принадлежала вся Западная Земля. А теперь их оттеснили на этот клочок земли, со всех сторон окруженный врагами, и оставалась лишь надежда на угасающую магическую силу. Все они, вернее, те из них, кто уцелел, оказались в ловушке.

Элленрох вглядывалась в темноту за насыпью, представляя, что ожидает ее там. Она горько усмехнулась, подумав об иронии судьбы, — ведь эльфы пали жертвой собственного волшебства, своих же хитроумных, но ошибочных планов, пали жертвой собственной слепоты.

Почему они оказались такими недальновидными?

Ниже по склону, у края насыпи, где та упиралась в окаменевшую лаву, внезапно вспыхнул свет; ослепительная вспышка сопровождалась грохотом и громким воплем; затем раздались чьи-то крики — и наступила тишина. Вероятно, еще одна попытка прорваться через заграждение. И еще одна смерть. Теперь такое случалось каждую ночь, так как скрывавшиеся за насыпью твари становились все могущественнее, а силы эльфов иссякали.

Она оглянулась на Элькрис, Древо Жизни, ветви которого поднимались над другими деревьями Садов Жизни. Оно долгие годы защищало ее народ от многочисленных бед. Оно обновлялось и восстанавливало силы. Но и Древо Жизни уже не могло их защитить, тем более от той опасности, которая угрожала сейчас.

Оно не могло уберечь их от самих себя.

Королева небрежно поигрывала жезлом Рукха, ощущая его волшебную силу, согревающую ладонь и пальцы. Жезл был толстый, шишковатый, отполированный до блеска. Его выстрогали из черного орехового дерева и заколдовали. В рукоять был вправлен камень Лоден, сияющий во тьме ночи.

Быстрый переход