Loading...
Изменить размер шрифта - +
Она же его беспокойство объяснила тем, что он не спал всю ночь. Хотя, с другой стороны, Гарт редко обманывался в своих предчувствиях, и если ему не по себе, то лучше оставить его в покое.

Рен ждала возвращения Гарта.

Среди деревьев поблескивал пруд; она подошла к нему, наклонилась и, зачерпнув пригоршню воды, плеснула себе в лицо. Водная поверхность задрожала, зарябила, потом застыла, успокоилась — она увидела свое колышущееся, дробящееся отражение, которое через секунду-другую снова стало зеркально гладким. Рен внимательно изучала свое лицо. Перед ней была взрослая уже девушка с характерными эльфийскими чертами: чуть заостренные маленькие уши и брови вразлет, лицо широкоскулое и смуглое. Карие глаза, беспокойные и веселые, и улыбчивые губы говорили о природной смешливости; не забыла она отметить и пепельного цвета коротко остриженные волосы — тугие мелкие завитки.

Покачиваясь на каблуках, она лукаво улыбнулась: увиденное пришлось ей по душе.

Девушка присела на корточки, обхватив руками колени. Как долго будут продолжаться поиски эльфов? Сколько времени прошло с тех пор, как старик, утверждавший, что он — Коглин, рассказал ей о своих видениях. С тех пор прошло уже много-много дней. Но сколько именно? Она потеряла им счет. Старик предложил ей проверить правоту своих видений. Она согласилась и отправилась к озеру Хейдисхорн, подземному царству теней в Сланцевой долине, чтобы встретиться с тенью Алланона. А почему бы и нет? Может быть, наконец-то она узнает, откуда она родом, кто ее родители, узнает о своем прошлом…

Как ни странно, до появления старика она ни о чем подобном особенно не задумывалась, убедив себя, что ее прошлое не имеет никакого значения. Но что-то в его облике, в его словах — она не могла бы объяснить, что именно, — заставило засомневаться.

Рен Омсворд невольно поднесла руку к кожаному мешочку, висевшему у нее на шее, и ощупала острые грани разноцветных осколков. Эти на вид игрушечные камешки — единственное, что связывало ее с прошлым. Откуда они? Зачем ей их дали? Кто она на самом деле?

У озера выяснить ничего не удалось. Алланон пришел, как и обещал, темный, ужасный и после смерти. Но от него она ничего не узнала. Зато друид дал ей поручение, как дал и другим детям Шаннары — так он их называл, — Пару и Уолкеру. Вспомнив об этом, она тряхнула головой. Ей предстояло отправиться на поиски эльфов, чтобы вернуть их в мир людей, — найти эльфов, которых никто не видел уже более ста лет, и многие даже считали, что они никогда и не существовали, а встречаются только в волшебных сказках.

Сначала Рен не собиралась их искать, — взволнованная услышанным, захваченная собственными переживаниями, она все же не желала ни во что вмешиваться и рисковать собой ради того, чего не понимала и что мало ее заботило. Она вместе с Гартом, который вновь стал ее единственным спутником, отправилась в Западную Землю. Чужие, как ей казалось, горести ее совсем не интересовали. Но наставления друида крепко засели в памяти, и в конце концов она безотчетно занялась поисками. Все началось с того, что время от времени ее стали мучить неразрешимые вопросы. Существовали ли эльфы на самом деле? Видел ли их кто-нибудь? Знает ли кто-нибудь, где их искать? Сначала она задавала эти вопросы окружающим весело и беспечно, как бы между прочим, затем — со все возрастающим любопытством, постепенно проявляя все больше настойчивости.

А что если Алланон прав и эльфы действительно существуют и обладают средством, способным защитить от этой чумы — порождений Тьмы?

Но в ответ она слышала одно и то же. Никто ничего об эльфах не знал и знать не хотел.

А однажды Рен и Гарт ощутили присутствие преследователя — они прозвали его своей тенью. Это было существо достаточно смышленое и ловкое, чтобы выслеживать их и в то же время оставаться необнаруженным.

Быстрый переход