Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
 — Я вижу: тебя ждут испытания, тебе грозят опасность, измена и большое горе. Я все это вижу, откровения преследуют меня, точно безумие. Послушай моего совета: полагайся только на себя, моя девочка. Никому не доверяй!

Никому не доверять!

Рен оставила старуху и присоединилась к Гарту.

Покинув Угрюмый Угол, они, следуя указаниям предсказательницы, направились на юг. Они шли уже двое суток, шли, не делая привалов даже для сна, так как стремились поскорее уйти как можно дальше и по возможности освободиться от таинственного преследователя. Еще сегодня утром Рен решила, что это им удалось, Гарт же так не думал. Его одолевала смутная тревога. И когда они остановились, чтобы наконец-то выспаться и восстановить силы, он внезапно изменил замысел — сказал, что, возможно, ему еще удастся все уладить.

Все это так похоже на Гарта — никогда не полагаться на волю случая.

В лесу беспокойно забила копытом лошадь, затем успокоилась. Уходя, Гарт спрятал животных среди густой листвы. Рен немного помедлила, чтобы убедиться, все ли в порядке, потом поднялась и скользнула под иву, спрятавшись в тени ветвей, снова прислонившись к ее толстому стволу. На западе, там, где небо сливалось с водой, свет приобретал серебристый оттенок.

Гадючья Грива говорила о магии. Что же это за магия?

Если эльфы действительно существуют и она найдет их, откроют ли они ей то, о чем умолчала старуха?

Рен прикрыла глаза, почувствовала, что засыпает, но на сей раз не противилась этому.

 

Внезапно проснувшись, она увидела, что на смену сумеркам пришла ночь. Вокруг царила темнота, и лишь луна и звезды сверкали между деревьями. Костер потух — она дрожала от холода. Рен поднялась, подошла к своему узелку, достала плащ и завернулась в него. Затем вернулась к дереву и расположилась под ним поудобнее.

«Ты заснула, — мысленно упрекала она себя. — Что скажет Гарт, если застанет тебя спящей».

Она твердо решила, что больше не заснет до его прихода. Было около полуночи, мир вокруг замер, и только волны тихонько плескались, набегая на берег, навевая дремоту… Гарт появился внезапно и абсолютно бесшумно. Почувствовав приближение друга еще до того, как увидела его, Рен обрадовалась, что чувства ее не подвели. Гарт вышел из леса и подошел прямо к тому месту, где она сидела, скрываясь в ветвях старой ивы. Он уселся перед ней, огромный и темный, — в полумраке невозможно было разглядеть его лицо. Он поднял свои большие руки, быстро перебирая пальцами.

Преследователь по-прежнему идет за ними — вот что означала эта жестикуляция.

Почувствовав внезапный озноб, Рен обхватила руками плечи.

— Ты видел его? — спросила она.

«Нет».

— Но теперь ты знаешь, кто он?

«Нет».

— Ты ничего не узнал? Совсем ничего?

Он покачал головой. Она злилась на себя за то, что позволила себе выказать явное разочарование. Ей хотелось выглядеть такой же бесстрастной, как и он, и относиться ко всему так, как он учил ее. Она хотела быть хорошей ученицей.

Рен положила руку ему на плечо.

— Он следует за нами по пятам или где-то выжидает?

Гарт объяснил знаками, что тот все еще ждет.

Он пожал плечами. На его бородатом лице не выражалось ничего, оно оставалось все таким же бесстрастным. Рен хорошо знала это выражение, за которым скрывались и внутреннее беспокойство, и неуверенность.

«Значит, он все еще чего-то ждет, — повторила она про себя. — Но чего ждет? Зачем?»

Гарт поднялся, подошел к своему мешку и достал из него большой кусок сыра и флягу с элем. Снова сел. Рен присоединилась к нему. Он ел и пил, не обращая на нее внимания, пристально глядя на темные воды Синего Раздела.

Рен задумчиво смотрела на него.

Быстрый переход
Мы в Instagram