Loading...
Изменить размер шрифта - +
— Я граф Чернышёв, последний носитель титула.
— Русский?
— К вашим услугам, сударь.
Некоторое время Александр молча потягивал вино, затем поставил бокал на столик справа, сцепил на животе руки и покачал головой:
— Я не верю. Шкатулка не могла попасть в руки обычных челов.
— Тем не менее это так. Ваши враги не добрались до неё.
Бруджа посмотрел на Чернышёва как на идиота, улыбнулся и менторским тоном произнёс:
— Они не могли не добраться до неё, чел. Они её искали. В этом была их цель.
— Целью была ваша смерть. При чем здесь шкатулка? Я вообще не уверен, что в то время они знали о её существовании.
— Я, признаться, не рассматривал ситуацию под этим углом… — протянул после короткой паузы барон. — И свыкся с мыслью, что потерял шкатулку навсегда.
— Вы можете её вернуть.
Александр потёр подбородок, машинально прикоснулся к рубину на груди, взялся за бокал.
— Я уже почти рад, что не убил тебя.
— Но опасаетесь ловушки?
— Нет, — усмехнулся Бруджа. — Челу не под силу обмануть мой камень. — Пальцы вновь погладили рубин. — Я опасаюсь разочароваться. Опасаюсь, что ты ошибся и мы говорим о разных шкатулках.
— «Королевский Крест», — просто сказал Чернышёв. — Я могу рассказать правила.
— Откуда твои предки их узнали?
— Понятия не имею. Возможно, кто нибудь из них был колдуном?
— Возможно, возможно… — Александр вернул бокал на столик и вновь сцепил пальцы рук на животе. — Твои предки играли в «Королевский Крест»?
— Разумеется.
— И их не поймали? Хотя о чем я? Он ведь предупреждал, что узнать об игре никто не сможет. Никаких магических вспышек, никаких потоков энергии, все скрытно, лёгкими мазками… Он был художник.
— Сен Жермен?
Барон кивнул.
— Разве ты не знал, что он создатель шкатулки?
— Я не об этом. — Чернышёв позволил себе улыбку. — Я не могу говорить о нем так, как вы. Так, как будто…
— Знал его лично, — закончил Александр.
— Да. Для меня Сен Жермен — легенда.
— А для меня — недавно скончавшийся деловой партнёр.
— Завидую, — вздохнул Роберто. — «Недавно скончавшийся…» Почти две сотни лет…
— Если надеешься, что я сделаю тебя долгожителем, то ты пришёл не по адресу, — предупредил чела масан. — Меня действительно интересует кровь разумных, но на становления инициализации не рассчитывай, как бы я тебя ни высушивал , быстро или медленно, ты все равно сдохнешь.
— Я знаю, что человские сказки о вампирах имеют мало общего с истиной, — буркнул Чернышёв. — И знаю, что вы, масаны, просто другая раса.
— Ну, если для тебя это просто… — Бруджа рассмеялся: большую кучу сухих листьев сдуло ветром. — Тогда скажи, чего ты хочешь, чел Роберто? Зачем пришёл ко мне? Зачем не стал искать шкатулку для себя?
Чернышёв тоже отставил бокал — он едва притронулся к вину — и подался чуть вперёд.
— Моей прабабке чудом удалось вырваться из лап коммунистов. Она покинула Родину, лишившись всего: денег, положения, а самое главное — мужа, любимого мужа. Комиссары убили прадеда во время ограбления нашего подмосковного поместья. — Чернышёв скривился. — Единственными сокровищами, которые удалось спасти прабабке, были семейные предания и легенды. — Роберто помолчал. — Главная из них — рассказ о шкатулке.
— Судя по всему, твоим предкам везло в «Королевский Крест», — обронил Александр. — В противном случае рассказывать было бы не о чем.
— Им везло, — подтвердил Чернышёв.
Быстрый переход