Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
И говорю бойцам: «Огонь!»
Копыто рассказывал свою знаменитую историю никак не меньше тысячи раз. Красные Шапки знали её чуть не наизусть и разбегались, едва заслышав первые слова повествования. За последние четыре месяца уйбую позволили вспомнить старый подвиг всего один раз — на той вечеринке все настолько упились, что остановить бормотавшего мемуары Копыто было решительно некому. Его бы и сейчас никто не слушал, но уйбуй платил за виски, и проигравшие соплеменники тоскливо внимали.
— В новостях «Тиградком» только о нас и говорили, мля! Во всех экстренных выпусках и в девятичасовом блоке. Обо всей десятке рассказали, а у меня два раза интервью брали. В натуре.
— Я тама за его спиной, типа, стоял, — скромно добавил Контейнер.
— И мою фотографию показывали в телевизоре, — сообщил Иголка.
Мелкий боец не попал в кадр во время интервью и до сих пор переживал по этому поводу.
— Да, круто было, — подытожил Копыто, вертя в руке пустую бутылку из под виски.
— А что Сантьяга? — спросил кто то.
— Благодарил, конечно, — несколько неопределённо ответил уйбуй. — Ваще я этот подвиг не для Сантьяги совершил. Для всего Тайного Города. Это мне потом репортёры «Тиградком» объяснили.
— Охота была стараться?
Копыто поднял на не понимающего политический момент бойца тяжёлый взгляд:
— А мне за Родину и фюрера всегда охота. У меня любовь к ним вот здесь сидит! — Уйбуй рубанул себя по груди. — В печёнку въелась! Понятно?
— Понятно ему, понятно, — пробурчал толстый боец, наградив недотёпу подзатыльником. — Купи ещё виски. Копыто. И расскажи о чем нибудь.
— Кончилось виски, — буркнул уйбуй.
Лица слушателей разочарованно вытянулись, но спорить с Копыто никто не рискнул. Поднялись из за стола и разбрелись, тихонько бормоча ругательства. Впрочем, на чувства соплеменников уйбую было плевать. Выждав, когда обыгранные бойцы растворятся в полутьме «Средства от перхоти», Копыто выгреб из кармана комок мятых купюр — последний выигрыш — и бережно пересчитал:
— Три тысячи!
Бармен, правильно истолковав взгляд счастливчика, прислал за стол ещё одну бутылочку виски. Иголка и Контейнер одновременно облизнулись. Уйбуй же вернул наличность в карман и высокомерно посмотрел на подчинённых:
— Теперь все понятно, придурки? Кто там ныл, что у конца надо было деньги брать?
— Я не ныл, — пропищал Иголка. — Я проявлял разумную осторожность.
— Вот они, деньги!! — Копыто потряс бумажником. — За два часа!
— Это ещё хорошо, что у этих придурков наличные оказались, — не удержался от язвительного замечания мелкий скандалист.
— Я, в натуре, с нищими не играю!
— А как таких распознать?
— Мля, Иголка, не хочешь заткнуться для разнообразия? Просто признай, что я поступил правильно. Конец никогда бы нам столько денег не заплатил!
— Ну, выиграешь ты ещё пару раз, — рассудительно произнёс Контейнер. — А что потом? Дуричи и Гниличи не совсем ведь идиоты. Смекнут, что ты их раздеваешь постоянно, и не станут с тобой играть больше никогда. И кончится твоё счастье.
— Я и говорю, — осмелел Иголка, — деньги надо было брать!
— Цыц! — Копыто покосился на мелкого бойца. — Вы, идиоты, совсем не видите, что нас ждёт впереди…
— Что впереди?
Как и обещал Харций, «Повелитель Вероятностей» не гарантировал уйбую постоянных побед. Случалось, Копыто проигрывал или просто бросал карты, не желая рисковать и поднимать ставки. Но в целом статистика обнадёживала: из игры Шибзич обычно выходил в плюсе. И в его голове уже зрели наполеоновские планы.
— Эльдорадо. Сказочные пещеры золота, мля…
— Откуда?
— Выпей, — заботливо предложил Контейнер, пододвигая десятнику стаканчик виски.
Быстрый переход
Мы в Instagram