Изменить размер шрифта - +
Несмотря на всю его массу, у Ламба был слабый взгляд, и он отводил его, стоило кому-нибудь на него взглянуть. Он мог быть милым человеком, и работягой, и он честно заменял отца Ро и Питу, и Шай тоже, если она давала ему шанс. В целом неплохой человек, но черт возьми, он был разновидностью труса.
      Шай почувствовала стыд за него, и стыд из-за него его, и это ее раздражало. Она ткнула пальцем в лицо Клаю, словно это был обнаженный кинжал, который она без сомнений пустила бы в дело.
      — Сквердил странное название для города, где так ведут дела! В прошлом году ты платил двадцать восемь, и у тебя не было и четверти нынешних покупателей. Я возьму тридцать восемь.
      — Чего? — Голос Клая взвился даже выше, чем она предполагала. — У тебя там золотые зерна?
      — Именно. Высшее качество. Смолотые моими собственными сбитыми в кровь руками.
      — И моими, — добавил Ламб.
      — Цыц, — сказала Шай. — Я возьму тридцать восемь, и хрен ты меня сдвинешь.
      — Не делай мне одолжений! — взбесился Клай, жирное лицо наполнилось гневными морщинами. — Только потому, что я любил твою мать, предлагаю двадцать девять.
      — Ты никогда не любил ничего, кроме своего кошелька. Что угодно меньше тридцати восьми, и я скорее сяду напротив твоего магазина и стану предлагать всем этим проходящим чуть дешевле, чем предлагаешь ты.
      Он знал, что она это сделает, даже если это будет ей не выгодно. Никогда не угрожай, если хотя бы вполовину не уверен, что выполнишь угрозу.
      — Тридцать один, — выдохнул он.
      — Тридцать пять.
      — Ты задерживаешь всех этих хороших ребят, самолюбивая сука! — Или она показывала хорошим ребятам, сколько он прибыли выжуливает, и рано или поздно до них дойдет.
      — Они отбросы, и я буду их задерживать, пока Иувин не вернется из земли мертвых, а это значит тридцать пять.
      — Тридцать два.
      — Тридцать пять.
      — Тридцать три, и можешь сжечь мой магазин, когда уйдешь.
      — Не искушай меня, толстяк. Тридцать три, и добавь пару тех новых лопат, и немного корма для моих волов. Они жрут почти столько же, сколько ты. — Она плюнула на ладонь и протянула ему.
      Клай скривил рот, но так же плюнул и они пожали руки.
      — Твоя мать была не лучше.
      — Терпеть ее не могла. — Шай локтями пробила себе дорогу назад к двери, оставляя Клая выпускать свое раздражение на следующего покупателя. — Не особо трудно, так ведь? — Бросила она Ламбу через плечо.
      Большой старый Северянин теребил мочку уха.
      — Думаю, я бы лучше остановился на двадцати семи.
      — Это потому что ты разновидность чертова труса. Лучше сделать что-то, чем жить, боясь этого. Разве не ты мне все время это твердил?
      — Время показало мне недостатки этого совета, — пробормотал Ламб, но Шай была слишком занята, поздравляя себя.
      Тридцать три была хорошая цена. Она прикинула в уме, и тридцать три позволяли оставить что-то на книги для Ро, когда они починят протекающую крышу амбара и купят пару свиней на развод, чтоб заменить тех, которых зарезали зимой.
Быстрый переход
Мы в Instagram