Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
  Этот   прелат,
племянник г-на де Ла-Моля, был только что удостоен епископского сана,  и  на
него была возложена высокая честь показать королю святую  реликвию.  Но  где
сейчас находился епископ, никто не знал.
     Весь причт пребывал в страшном нетерпении. Он ждал своего  владыку  под
мрачными готическими сводами старинного монастырского хода. Дабы представить
древний капитул аббатства Бре-ле-о, состоявший  до  1789  года  из  двадцати
четырех каноников, было собрано двадцать четыре священника.  Прождав  добрых
три четверти часа, вздыхая и сокрушаясь по  поводу  того,  что,  несомненно,
епископ слишком молод,  они,  наконец,  пришли  к  заключению,  что  ректору
капитула следовало бы пойти и уведомить его высокопреосвященство, что король
вот-вот прибудет и пора бы уж отправляться в церковь. Благодаря  преклонному
возрасту ректором оказался г-н Шелан, и хотя он очень сердился  на  Жюльена,
он все же сделал ему знак следовать за ним. Стихарь  на  Жюльене  сидел  как
нельзя лучше. Уж не знаю, при помощи каких экклезиастических  ухищрений  ему
удалось пригладить и прилизать свои  прекрасные  непослушные  кудри,  но  по
оплошности, которая еще усиливала негодование г-на Шелана, из-под долгополой
сутаны Жюльена выглядывали шпоры почетного стража.
     Когда они добрались до апартаментов епископа, важные,  разодетые  лакеи
едва соблаговолили  ответить  старому  кюре,  что  его  высокопреосвященство
сейчас видеть нельзя. Они подняли его на смех, когда он попытался  объяснить
им, что в качестве ректора благородного капитула Бре-ле-о он облечен  правом
являться в любое время к епископу своей церкви.
     Гордая  натура  Жюльена  возмутилась  против  лакейской  наглости.   Он
бросился в коридор, куда выходили кельи, и стал толкаться  в  каждую  дверь,
которая ему попадалась по пути. Одна совсем маленькая дверца  поддалась  его
напору, и он очутился в келье среди  камерлакеев  его  высокопреосвященства,
одетых в черные  ливреи  и  с  цепью  на  груди.  Он  влетел  туда  с  такой
поспешностью, что эти важные господа, решив, что он вызван самим  епископом,
не посмели остановить его. Пройдя несколько шагов, он очутился  в  громадном
готическом, почти совершенно темном, зале,  сплошь  обшитом  мореным  дубом;
высокие стрельчатые окна все, кроме  одного,  были  заделаны  кирпичом.  Эта
грубая кирпичная кладка не была прикрыта ничем и представляла весьма  убогое
зрелище рядом со старинной роскошью деревянных резных  панелей.  Вдоль  стен
этого зала, хорошо известного бургундским антиквариям и  построенного  около
1470 года Карлом Смелым во искупление какого-то греха, тянулись ряды высоких
деревянных кресел, отделанных богатой резьбой. На них, в виде барельефов  из
дерева,  окрашенного  в  разные   цвета,   были   представлены   все   тайны
Апокалипсиса.
     Это мрачное великолепие,  обезображенное  уродством  голых  кирпичей  и
белой штукатурки, потрясло Жюльена. Он остановился как вкопанный. На  другом
конце зала, возле единственного  окна,  сквозь  которое  проникал  свет,  он
увидал большое створчатое зеркало в раме красного дерева.
Быстрый переход
Мы в Instagram