Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он был на верху блаженства.
     А когда они поравнялись со старой крепостной  стеной  и  от  внезапного
выстрела маленькой пушечки лошадь вынесла его из строя, тут уж  радость  его
перешла все границы Он каким-то чудом не  вылетел  из  седла  -  и  с  этого
момента почувствовал себя героем. Он был адъютантом  Наполеона  и  мчался  в
атаку на вражескую батарею.
     Но одна душа чувствовала себя еще счастливее его. Сначала  она  следила
за ним из окна городской ратуши, затем, сев в коляску, поскакала в объезд  и
поспела как раз вовремя, чтобы  замереть  от  ужаса,  когда  лошадь  вынесла
Жюльена из рядов. После этого коляска помчалась во весь опор и, выехав через
другую заставу, очутилась у  самого  края  дороги,  по  которой  должен  был
проехать  король,  и  тут  уже  медленно,  на  расстоянии   двадцати   шагов
последовала за почетной  стражей,  окутанная  благородной  рыцарской  пылью.
Десять  тысяч  крестьян  завопили:  "Да  здравствует  король!  -  когда  мэр
удостоился великой чести обратиться к его величеству с приветственной речью.
Час спустя, выслушав все полагающиеся по регламенту речи, король уже въезжал
в город, и маленькая пушечка  салютовала  ему  непрерывной  пальбой.  И  тут
произошел несчастный случай не с канонирами, которые  превзошли  свою  науку
под Лейпцигом и Монмирайем, а с будущим старшим помощником, г-ном де  Муаро.
Его лошадь бережно скинула его  в  единственную  лужу,  которая  нашлась  на
большой дороге;  поднялась  суматоха,  ибо  пришлось  спешно  извлекать  его
оттуда, дабы освободить дорогу для коляски короля.
     Его величество изволил сойти у нашей прекрасной новой  церкви,  которая
ради этого случая была изукрашена всеми своими пурпурными занавесями.  Затем
должен был состояться обед, после  чего  королю  снова  предстояло  сесть  в
коляску и отправиться на поклонение  мощам  святого  Климента.  Едва  только
король вошел в церковь, Жюльен ринулся сломя голову к дому г-на  де  Реналя.
Там, сокрушенно вздыхая, он расстался со своим небесно-голубым мундиром,  со
своими эполетами и саблей и снова облачился в свой черный поношенный костюм.
Затем снова вскочил в седло и через несколько  минут  очутился  в  Бре-ле-о,
расположенном   на   самой   вершине   очень   живописного   холма.   "Какое
воодушевление! Народ все прибывает  и  прибывает,  -  подумал  Жюльен.  -  В
Верьере толпы крестьян, так что не протиснешься, и здесь  их  тысяч  десять,
коли  не  больше,  толчется  вокруг  этого  старого  монастыря".  Наполовину
разрушенное  "варварством  мятежников",  аббатство  при   Реставрации   было
восстановлено во всем своем великолепии. Кругом уж начинали  поговаривать  о
чудесах. Жюльен разыскал аббата Шелана, который сначала  хорошенько  отчитал
его, а потом дал ему сутану и стихарь. Жюльен быстро оделся и  отправился  с
аббатом  Шеланом  разыскивать  молодого  Агдского  епископа.
Быстрый переход