Изменить размер шрифта - +
 — Но если ему было двадцать два в девятьсот первом, значит, он дожил до...

— Прибавь еще семьдесят лет. Получится семьдесят первый. — Теперь Рик закончил мысль Коры. Бэленджер не без удивления заметил, что, несмотря на столь непродолжительное пребывание в браке, они оба уже обладали этим редким даром. — За год до смерти Карлайла начались погромы и пожары. Он, вероятно, наблюдал за ними из окон своего пентхауза и, несомненно, был напуган.

— "Напуган" — это еще мягко сказано, — поправил ученика профессор. — Карлайл приказал установить ставни изнутри на каждой двери и окне отеля, на всех этажах. Металлические ставни. Он забаррикадировался в доме.

Бэленджер опустил блокнот и с интересом взглянул на профессора.

— И на протяжении трех с лишним десятков лет здание стояло заколоченным?

— Дело обстояло даже лучше. Реакция Карлайла на погромы оказала нам неплохую услугу. Внутренние ставни были куда надежнее, чем любые доски, приколоченные снаружи. Вандалы и штормы побили стекла в окнах. Но внутрь ничего не проникало; по крайней мере, на это можно надеяться. У нас есть редкая возможность исследовать очень хорошо сохранившийся объект — едва ли не самый сохранный из всех, которые мы когда-либо находили. До того, как его разрушат.

— Разрушат? — в голосе Коры прозвучало изумление.

— После смерти Карлайла отель перешел в собственность семейного треста, который должен был сохранить его. Но после краха фондовой биржи в 2001 году у треста начались серьезные финансовые проблемы. Муниципальные власти Эсбёри-Парка отобрали у него здание за неуплату налогов. Землю купил застройщик. На следующей неделе туда явятся сборщики утиля, чтобы изъять из здания все, что там осталось ценного. Еще через две недели «Парагон» разобьют шар-бабой. Но этой ночью он примет первых гостей за три минувших десятилетия. Этими гостями будем мы.

 

 

Конклин нажал на кнопку.

— Проверка. — Его искаженный голос откликнулся из всех остальных приборов.

Рик, Кора и Винни поочередно сделали то же самое и удостоверились, что их рации также способны и принимать, и передавать сигналы.

— Судя по звуку, батареи свежие, — сказала Кора. — И у нас есть еще куча запасных.

— А как погода? — спросил Рик.

— Ближе к утру обещали дождь, — отозвался Конклин.

— Вот уж было бы из-за чего волноваться, — сказал Винни. — Сейчас время для дождей.

Бэленджер принялся запихивать рукавицы, бутылки с водой, шлем, надежный строительный пояс, рацию, фонарь и запасные батареи в последний рюкзак, но тут заметил, что молодежь напряженно разглядывает его.

— В чем дело?

— Вы что, действительно собираетесь пойти с нами? — нахмурилась Кора.

Бэленджер почувствовал в голове, за ушами, нарастающее давление.

— Конечно. Разве не об этом был разговор с самого начала?

— Мы рассчитывали, что вы передумаете.

— Потому что ползать среди ночи по заброшенному дому — это несолидное занятие? Если честно, то вы меня сильно заинтриговали. Кроме того, репортаж очень много потеряет, если я не увижу собственными глазами того, что вы там найдете.

— Вашему редактору может сильно не понравиться, если вас арестуют, — сказал Конклин.

— А что, это очень вероятно?

— В этом районе Эсбёри-Парка уже лет двадцать не было никакой охраны. Но возможность встретиться с нею существует всегда.

— Похоже, что вероятность достаточно мала. — Бэленджер пожал плечами.

Быстрый переход
Мы в Instagram