Изменить размер шрифта - +
Тут, на узкой полоске побережья, была ее

вотчина, ее родное гнездо. В последние дни ее владения некоторым образом распространились также и в море, что она обнаружила совершенно

случайно. Открытие это совпало с первым днем ее месячных, когда она не смогла отказать себе в омовении в аквамариновой прохладе. Ее добрые

друзья услышали в воде ее запах и не преминули появиться. С тех пор они каждый день составляли ей чудесную свиту в утешение за все ее потери и

страхи.
Перевернувшись на спину и подставив ласковым лучам Беталикса нежнейшие части тела, она некоторое время лежала так, окруженная безустанно

плавающими морскими созданиями. Вода гудела в ушах. Маленькие изящные груди королевы увенчали темные соски цвета корицы, губы были широкими и

мягкими, а талия узкой. Вода на ее коже сверкала под солнцем. При-дворные плавали неподалеку, стараясь не тревожить ее. Кто-то доплыл до самой

скалы Линен и забрался на камни, другие уже возвратились к берегу и грелись, бродили по пляжу или сидели на песке; все они сделали центром

своего внимания ее и только ее, хотя вежливость и такт заставляли их держаться как можно более ненавязчиво. Придворные негромко перекликались

друг с другом, и их голоса состязались с монотонным шумом прибоя.
Далеко за холмами, за рвом, заполненным морской водой, блистали золотые и белые стены Гравабагалиненского дворца, ее дома, куда она, королева,

была изгнана и где пребывала в ожи-дании развода - или смерти. Купальщикам на пляже дворец казался роскошной позолоченной игрушкой.
Неподвижные фагоры словно вросли ногами в песок. Далеко в море треугольным лоскутом застыл неизвестный парус. Тянущиеся с юга облака не

продвинулись ни на йоту и казались нарисованными. Все замерло в ожидании.
Одно только находилось в движении - время. «Сумеречный» день клонился к закату. Ни одно здравомыслящее существо в этих широтах не рисковало

выходить из тени на свет двух солнц сразу. По мере того как угасал сумеречный день, начинали надвигаться облака, а парус смещался к востоку,

держа курс к порту Оттассол.
Труп человека волны выбросили на берег в соответствующее время. Как потом поняла ко-ролева, именно об этой беде пытались предупредить ее добрые

друзья. Их свист полон отвраще-ния.
Задев край скалы Линен, тело обогнуло ее, как будто все еще обладало способностью соз-нательно двигаться, подплыло к берегу и, наконец,

закачалось на мелководье в маленьком при-брежном прудке. Ко всему безразличное, оно лежало на воде, обратив лицо к морскому дну. Плечи и спину

мертвеца исклевали морские птицы.
Заметив в волнах что-то белое, МирдемИнггала подплыла ближе, посмотреть. Одна из фрейлин опередила королеву и, остановившись в нескольких шагах

от странной рыбы, теперь с ужасом взирала на нее. От соленой морской воды густые черные волосы мертвеца слиплись и торчали во все стороны. Рука,

очевидно сломанная, потерянно прижималась к горлу. Солнце уже начало подсушивать сморщенную кожу.
Разложение зашло довольно далеко, и внутренние газы сильно расперли тело. Крошечные креветки, обычно мельтешащие около берега, почуяв поживу,

вовсю пировали, добираясь до лакомства сквозь разорванную на колене штанину. Брезгливо вытянув ножку, фрейлина толкнула труп и заставила его

перевернуться на спину. Испустив облако вони, тело безвольно опрокинулось навзничь.
Масса мелких извивающихся рыб-прилипал, деловито пожирающих глаза и слизистые час-ти рта, свисала бахромой с мертвого лица. Любители падали были

настолько увлечены своим занятием, что даже свет и тепло Беталикса не заставили их остановиться.
Заслышав за спиной торопливый приближающийся топоток маленьких ножек, королева поспешно обернулась.
Быстрый переход
Мы в Instagram