Изменить размер шрифта - +

Опомнившись и обуздав раздражение, советник быстро рассмеялся.
– Прошу прощения, ваше величество, я хотел сказать, что всегда полагал принца Тайнца Индредда Панновальского лучшим другом Борлиена, хотя и не

лишенным некоторых…
Королева медленно улыбнулась в своей обычной манере: она словно бы не желала уступать шутке, не хотела, чтобы ее смешили, - улыбка обычно

зарождалась в глазах, потом смеяться начинал нос, после чего к общему веселью присоединялись и губы.
– Я согласна с вами. У Борлиена нет сейчас верных друзей, да и раньше никогда не было.
– По-моему, Рашвен, вашей истории не суждено закончиться, - подал голос ЯфералОборал, брат королевы, один из немногих, наряду с юной принцессой,

пользующийся привилегией обращаться к советнику, используя его прозвище. - Под видом научных занятий вы, наверно, просто дремлете после обеда.
Советник вздохнул - брат королевы, к несчастью, не отличался остротой ума своей сестры. И сурово ответил:
– Вам, молодой человек, я скажу вот что - пора перестать портить каблуками паркет двор-цовых залов и заняться делом: почему бы вам для разминки

не оснастить корабль и не отправиться в кругосветное плавание - у вас все задатки великого путешественника. Это могло бы расширить ваш кругозор,

во всех отношениях!
– Я хотела предложить это Робайдаю, - печально отозвалась королева королев. - Где мальчик скитается теперь?
СарториИрвраш не собирался петь дуэтом с королевой дифирамбы ее сыну.
– Только вчера я сделал одно очень любопытное открытие, - сказал он вдруг. - И теперь то-роплюсь поведать о нем королю - не желаете послушать?

Уверен, вам не будет скучно. Немного знания всегда полезно, тем более что я выдаю его всегда разумными скромными дозами, от которых не потянет

выйти на свежий воздух прямо через дворцовое окно - на этот счет можете не беспокоиться.
Ответом был серебристый смех королевы. Она взяла советника за руку.
– Пойдемте. Я понимаю, вам здесь несладко, но мы с Яфом далеко не так безмозглы, как те придворные павлины, с которыми вам приходится обычно

иметь дело. Так что же это за открытие, о котором вы хотите поведать королю? Неужели прогноз обещает похолодание?
Не обращая внимание на насмешливый тон королевы, СарториИрвраш, нахмурившись, спросил:
– Скажите мне, ваше величество, какого цвета шкура у хоксни?
– Я знаю! - закричала принцесса. - Хоксни гнедые. Все знают - хоксни гнедые.
Сдержавшись, СарториИрвраш подхватил девочку на руки и поднял перед собой.
– Если ты знаешь все на свете, тогда скажи, какого цвета была шкура хоксни вчера?
– Тоже гнедой.
– А позавчера?
– Рашвен, какой же ты глупый - тоже гнедой.
– Милая моя принцесса, вы мудрейший ребенок и совершенно правы. Но коль скоро дела обстоят именно так, как вы только что сказали, тогда почему в

старинных летописях отмечено, что некогда, в незапамятные времена, хоксни были полосатой масти?
Советник знал ответ.
– Тот же вопрос я задал своему другу Бардолу КараБансити, будучи у него в гостях в Оттассоле. КараБансити, известный анатом, не стал откладывать

дело в долгий ящик, забил хоксни, содрал шкуру и тщательно изучил ее. И знаете, что он при этом обнаружил? Он обнаружил, что хоксни вовсе не

гнедая, как мы всегда считали. Шкура хоксни полосатая: одни коричневые полоски чередуются на фоне других, еще более коричневых.
Татро рассмеялась.
– Ты как всегда мучаешь нас, Рашвен. Одно коричневое плюс другое коричневое дает в сумме тоже коричневое, разве не так?
– И да, и нет. Структура волоса на шкуре хоксни свидетельствует о том, что ее масть нельзя назвать просто гнедой, или коричневой, как хотите.
Быстрый переход
Мы в Instagram