Loading...
Изменить размер шрифта - +
Он сломал руку, пытаясь кататься на роликовых коньках по крыше.

На Эмму это произвело впечатление, и она заинтересованно взглянула на лейтенанта:

— Правда?

— Да. И еще разбил себе нос. Скатился с крыши прямо в кусты азалии.

— Как его зовут?

— Майкл.

Эмме захотелось встретиться с ним и спросить, каково падать с крыши. Это очень смелый поступок. Такой совершил бы и Даррен. И она снова прижала к себе Чарли.

— Даррену исполнилось бы в феврале три года.

— Знаю.

Лу взял девочку за руку.

— Я любила его больше всех на свете, — просто сказала она. — Он умер?

— Да, Эмма.

— И он не может вернуться, хотя произошла ошибка?

— Не может. Мне очень жаль.

Эмма должна была спросить его. Папа бы заплакал и, наверное, не сказал бы ей правду. А мужчина со светлыми глазами и тихим голосом плакать не будет.

— Виновата я? — с отчаянием спросила она.

— Почему?

— Я убежала. Не уберегла его, хотя обещала, что всегда буду заботиться о нем.

— От чего ты убежала?

— От чудовищ, — без колебаний ответила Эмма, вспомнив кошмарный сон. — Там были чудовища и твари с большими зубами.

— Где?

— Вокруг кровати. Они всегда прячутся в темноте и любят есть маленьких девочек.

— Понятно. — Лу достал записную книжку. — Кто тебе сказал?

— Моя мама. Она была до Бев. Бев говорит, что никаких чудовищ нет, но она просто их не видит.

— А ты их видела в ту ночь, когда упала?

— Они хотели помешать мне прийти к Даррену, когда тот заплакал.

— Даррен плакал?

— Я услышала плач. Иногда Даррен просыпается ночью, но опять засыпает, когда я поговорю с ним и приведу к нему Чарли.

— Кто такой Чарли?

— Мой пес. — Она протянула ему собаку.

— Очень симпатичный, — сказал Лу, потрепав пыльную голову. — Ты приводила Чарли к Даррену в ту ночь?

— Я собиралась. Взяла песика с собой, чтобы он отпугнул чудовищ. В коридоре было темно, и там они прятались.

Лу стиснул карандаш.

— Кто?

— Чудовища. Я слышала, как они шипели и скрежетали зубами. Даррен громко плакал. Я была нужна ему.

— Ты зашла в комнату?

Девочка покачала головой. Она увидела себя стоящей в темноте коридора среди шипения и клацанья.

— Я остановилась у двери, из-под нее пробивался свет. Чудовища схватили его.

— Ты видела их?

— В комнате Даррена было два чудовища.

— Ты видела их лица?

— У них не было лиц. Одно крепко сжимало Даррена, тот плакал, звал меня, а я убежала, оставив его с чудовищами. И они убили Даррена. Потому что я убежала.

— Нет. — Лу прижал девочку к себе, давая ей поплакать и гладя ее по голове. — Нет, ты ведь побежала за помощью, да, Эмма?

— Я хотела, чтобы пришел мой папа.

— Ты поступила совершенно правильно. Это были не чудовища, а плохие люди. Ты не могла их остановить.

— Я обещала, что буду заботиться о Даррене, никогда не допущу, чтобы с ним что-то случилось.

— Ты старалась выполнить свое обещание. Никто не винит тебя, детка.

«Неправда», — подумала Эмма. Она винит себя. И всегда будет винить.

Лу возвратился домой в полночь. Он провел долгие часы за столом, перечитывая каждую запись, изучая каждую крупицу информации.

Быстрый переход