Loading...
Изменить размер шрифта - +
Я говорю о Чезаре Борджа. Его владения, как чума, расползаются по Италии, которую он

намеревается сожрать, как артишок, лист за листом. Его жадный взор уже оборотился на нас, а что мы можем противопоставить армии герцога

Валентино? Его светлость Джан Мария в курсе всего этого, мы не раз предупреждали его, но ответом было полное безразличие. Время свое он проводит

в оргиях, танцах, на охоте, а стоит нам заикнуться о государственных делах, разражается потоком проклятий.
Да Лоди смолк, поняв, что дал волю эмоциям. Но его компаньоны истолковали паузу иначе: они одобрительно кивали и перешептывались. Франческо

кивнул.
– Я полностью осознаю отмеченную вами опасность. Но… чего вы ждете от меня? Почему ко мне пришли вы со своей болью? Я – не политик.
– Политик нам и не нужен. Баббьяно необходим воин, который сможет отразить скорую агрессию. Господин граф, нам нужны вы! Есть ли мужчина в

Италии, который не знал бы о подвигах графа Акуильского? Ваши деяния в войнах Пизы и Флоренции, ваши успехи на службе Венеции достойны того,

чтобы прославить вас в веках.
– Мессер Фабрицио! – пробормотал Франческо, пытаясь сдержать слишком уж разгорячившегося оратора, щеки которого пылали румянцем, но да Лоди

ничего не хотел слышать.
– И неужели, мой господин, проявивши себя блестящим военачальником на службе у чужаков, вы откажетесь положить свои знания и опыт на алтарь

борьбы с врагами вашей родной земли? Я не могу в это поверить, ваша светлость. Мы знаем, что Франческо дель Фалько истинный патриот, и

рассчитываем на вас.
– И вы правы, – без малейшего промедления ответил Франческо. – Когда настанет час борьбы, я встану рядом с вами. Но не раньше. А что касается

необходимых приготовлений… почему бы вам не обратиться непосредственно к герцогу?
Грустная улыбка появилась на губах да Лоди. Феррабраччо презрительно рассмеялся и со свойственной ему прямотой разразился гневной тирадой.
– Нам говорить с ним о мужестве, долге, чести? Да лучше я пойду в послушники к Родриго Борджа note 3. Это так же бесполезно, как лить благовония

на ослиный помет. Все, что мы могли сказать Джан Марии, уже сказано и не нашло в нем живого отклика, как не находит пока и в вас. Мы предложили

ему еще один путь спасти Баббьяно и отразить натиск Чезаре.
– Ага! Какой же? – осведомился граф Акуильский, переведя взгляд на Фабрицио.
– Союз с Урбино note 4, – ответил да Лоди. – У Гвидобальдо две племянницы. Мы связались с ним и выяснили, что он с радостью отдаст одну из них

за Джан Марию. А породнившись с домом Монтефельтро, мы обрели бы поддержку не только Гвидобальдо, но и правителей Болоньи, Перуджи, Камерино и

некоторых других городов поменьше, уже связанных семейными узами с Урбино. То есть мы вступили бы в столь мощную коалицию, что Чезаре Борджа

никогда не решился бы переступить наши границы.
– Ходили такие разговоры, – кивнул Франческо. – Действительно, решение предлагалось мудрое. Жаль, что переговоры не дали результата.
– А почему не дали? Святой Боже, почему? – взревел неистовый Феррабраччо, и кулак его с силой обрушился на стол. – Да потому, что Джан Мария не

захотел жениться. Девушка, которую мы предлагали ему, хороша, как ангел, но он не пожелал даже взглянуть на нее. В Баббьяно жила женщина,

которая…
– Мой господин, – поспешно вмешался Фабрицио, резонно опасаясь, что Феррабраччо наговорит лишнее, – именно так все и было. Его высочество

отказался. Женитьба не входила в его планы. Поэтому нам и не осталось ничего иного, как пригласить вас на эту встречу.
Быстрый переход