Изменить размер шрифта - +
Пока Чичиков проводил время на очередном званом обеде, автор знакомит читателя с его слугами. Петрушка ходил в широком сюртуке с барского плеча, имел крупный нос и губы. Характера был молчаливого. Он любил читать, но сам процесс чтения ему нравился гораздо больше, чем предмет чтения. Петрушка всегда носил с собой «свой особенный запах», игнорируя просьбы Чичикова сходить в баню. Кучера Селифана же автор описывать не стал, дескать, он принадлежал к слишком низкому сословию, а читателю больше по душе помещики и графы.

Чичиков направился в деревню к Манилову, которая «немногих могла заманить своим местоположением». Хотя Манилов и сказал, что деревня находится всего в 15 верстах от города, Чичикову пришлось проехать почти в два раза больше. Манилов на первый взгляд был человек видный, черты лица его были приятны, но чересчур слащавы. От него не дождёшься ни одного живого слова, Манилов будто жил в придуманном мире. У Манилова не было ничего своего, никакой своей особенности. Говорил он мало, чаще всего размышлял о высоких материях. Когда крестьянин или приказчик о чём-то спрашивал барина, тот отвечал: «да, недурно было бы», не заботясь о том, что будет происходить дальше.

В кабинете Манилова лежала книга, которую барин читал уже второй год, а закладка, однажды оставленная на странице 14, оставалась на месте. Не только Манилов, но и сам дом страдал от недостатка чего-то особенного. Дому будто всегда чего-то не хватало: мебель дорогая, а на два кресла обивки не хватило, в другой комнате мебели и вовсе не было, но её туда всегда собирались поставить. С женой хозяин говорил трогательно, нежно. Она была под стать мужу — типичная воспитанница пансиона для девушек. Она была обучена французскому, танцам и игре на пианино, чтобы услаждать и развлекать мужа. Часто они переговаривались нежно и трепетно, будто молодые возлюбленные. Складывается впечатление, что супругов не заботили бытовые мелочи.

Чичиков с Маниловым несколько минут стояли в дверях, пропуская друг друга вперёд: «сделайте милость, не беспокойтесь так для меня, я пройду после», «не затрудняйтесь, пожалуйста, не затрудняйтесь. Пожалуйста, проходите». В итоге оба прошли одновременно, боком, задев друг друга. Чичиков во всём соглашался с Маниловым, который нахваливал и губернатора, и полицмейстера, и других чиновников.

Удивили Чичикова дети Манилова, двое сыновей шести и восьми лет, Фемистоклюс и Алкид. Манилов хотел похвастаться своими детьми, однако особых талантов Чичиков у них не заметил. После обеда Чичиков решил поговорить с Маниловым об одном очень важном деле — об умерших крестьянах, которые по документам ещё числятся живыми — о мёртвых душах. Чтобы «избавить Манилова от необходимости платить налоги», Чичиков просит Манилова продать ему документы на уже несуществующих крестьян. Манилов был несколько обескуражен, однако Чичиков убедил помещика в законности подобной сделки. Манилов решил отдать «мёртвые души» даром, после чего Чичиков поспешно стал собираться к Собакевичу, довольный удачным приобретением.

 

Глава 3

 

Чичиков ехал к Собакевичу в приподнятом настроении. Селифан, кучер, спорил с конём и, увлёкшись размышлениями, перестал следить за дорогой. Путники заблудились.

Бричка долго ехала по бездорожью, пока не ударилась о забор и не перевернулась. Чичиков вынужден был просить ночлега у старухи, которая пустила их только после того, как Чичиков рассказал о своём дворянском титуле.

Хозяйкой была пожилая женщина. Её можно назвать бережливой: в доме было много старых вещей. Одета женщина была безвкусно, но с претензией на элегантность. Даму звали Коробочка Настасья Петровна. Она не знала никакого Манилова, из чего Чичиков сделал вывод, что их занесло в порядочную глушь.

Чичиков проснулся поздно. Его бельё было высушено и выстирано суетливой работницей Коробочки.

Быстрый переход