Изменить размер шрифта - +
Нарушился детально разработанный механизм движения воздушных масс и расклад температур. Тысячемильной высоты Кулак Бога…

– Кулак Бога? Ненис! Ну, конечно! Для наблюдателей, находящихся на Кольце, это должно было выглядеть так, словно какой-то чудовищный огненный кулак одним ударом пробил тонкую, как лист бумаги, конструкцию.

Они должны были быть довольны, что материал, из которого построено Кольцо, оказался таким ковким. Через кратер мог бы уйти весь воздух, которым они дышали. К счастью, кратер находился на тысячемильной высоте…

И был полон звезд. Внезапно выключилась искусственная гравитация. Этого Луис не предвидел.

– Держись за что-нибудь! – крикнул он. – Если выпадем – погибнем!

– Конечно, – согласился с ним Говорящий, крепко хватаясь за металлические поручни. Луис тоже вцепился в них.

– Ну что, кто был прав? Звезды!

– Действительно. Но откуда ты знал?

Вернулась тяжесть. «Невозможный» повернулся набок.

– Держит! – радостно крикнул Луис, стоя на том, что еще минуту назад было стеной рубки. – Надеюсь, Прилл чем-нибудь пристегнулась. У нее будет не самая ровная дорога. На вершину Кулака Бога, потом через край кратера и….

Они посмотрели вниз, на внешнюю сторону Кольца – бесконечную, изрезанную поверхность. В центре ее было коническое углубление с блестящим дном. «Невозможный» закачался, как маятник, подвешенный на длинной нити; и кратер на мгновение осветился солнечным светом.

– …и вниз. Когда и она, и мы вылетим в пространство со скоростью 770 миль в секунду, мы сможем приблизиться к ней, пользуясь двигателем скутера. А откуда я знал? Да ведь я все время говорил об этом. Разве я не упоминал о пейзаже?

– Нет.

– Именно это подсказало разгадку. Эти нагие, эродированные пространства и упадок цивилизации, насчитывающей всего полтора тысячелетия! А все потому, что два метеоритных кратера совершенно изменили картину ветров. Знаешь ли ты, что вся трасса нашего путешествия пролегала от одного кратера к другому?

– Это малоубедительное рассуждение, Луис.

– Но оно оказалось верным.

– Да. И благодаря этому я еще увижу закат солнца, – тихо сказал кзин.

Луис удивленно взглянул на него.

– Ты?

– Да, иногда я люблю посмотреть на заходящее солнце. А теперь поговорим о «Счастливом Случае».

– Давай.

– Если бы я завладел «Счастливым Случаем», моя раса подчинила бы себе весь известный Космос, пока не наткнулась бы на еще более могучую цивилизацию. Мы забыли бы обо всем, чему с таким трудом научились, если говорить о мирном сосуществовании с другими видами.

– Это правда, – признал Луис. Тяготение не изменилось. «Лгун», подвешенный на конце нити длиной в десять тысяч миль, взбирался следом за ними по склону горы.

– Правда, это могло бы оказаться не так легко, если бы счастье нескольких сотен Тил Браун сочло необходимым защищать Землю от нас. Однако честь требует, чтобы я хотя бы попробовал. – Кзин говорил совершенно спокойно, но Луис видел, что его товарищ испытывает противоречивые чувства. – Смог бы я увести своих братьев с дороги славы, ведущей к войне? Мои боги прокляли бы меня за это.

– Лучше не быть богом, Говорящий. Это тяжело и больно.

– К счастью, проблемы нет вообще. Ты сказал, что если бы я попытался, мы все могли бы погибнуть. И ты прав. Привод кукольников потребуется нам, чтобы уйти от взрыва ядра Галактики.

– Это правда.

– А если я лгу? – неожиданно спросил кзин.

– Против этого я бессилен.

Быстрый переход