Изменить размер шрифта - +

— Зед! — крикнул Мак-Кеггерс с некоторым оттенком паники. До Мэтью дошло, что Мак-Кеггерс видел в Зеде не раба, а товарища. Одного из немногих, кого считал своим, кто согласен дружить с человеком, столько времени проводящим среди мертвецов.

Зед продолжал плыть, дальше и дальше, к широкому простору океана.

— Он вернется, — твердо сказал Мак-Кеггерс. — Я знаю.

Маленькой водомеркой прошла между ними и Зедом лодочка, полоща латаными парусами. И когда она ушла в сторону, человека уже не было видно.

Несколько минут они еще стояли, продолжая смотреть.

— Он очень хороший пловец, — сказала Берри. — Может быть, мы просто его отсюда не видим.

— Да, — согласился Мак-Кеггерс. — И солнце очень отсвечивает. Просто отсюда не рассмотреть.

Мэтью чувствовал, что должен что-то добавить, но мог придумать только, что одна из привилегий абсолютно свободного человека — это выбрать, когда и как уйти из жизни. И все же… триумф это или трагедия?

Мак-Кеггерс вышел на пирс. Снял очки, вытер стекла платком и надел обратно. Здесь он стоял, глядя в ту сторону, куда уплыл Зед. Вернувшись, он сказал Берри с ноткой облегчения:

— Кажется, я его видел. По-моему, все у него хорошо.

Мэтью молчал. Он уже видел что-то похожее на древесный ствол с перевитыми ветвями, уносимый к Устричному острову.

На рынке начали потрошить рыбу. Мак-Кеггерс отвернулся от моря, случайно глянул на ведро, полное рыбьих голов и внутренностей, и повернулся к Берри.

— Составите мне компанию на чашку кофе? — спросил он. Лицо у него побледнело до желтизны. — На Краун-стрит?

— С удовольствием, — ответила она. — Мэтью, ты с нами?

Он уже собирался было ответить утвердительно, как увидел двух человек, стоящих поодаль. Первым был мужчина, в лице которого сочетались черты ангела и дьявола. Он был одет в элегантный серый сюртук, жилет и плащ, на голове — серая треуголка. Вторая — стройная женщина, ростом почти со своего мужа, с длинными густыми прядями черных волос, локонами падающих на плечи. На ней было платье темно-синего бархата и короткий бархатный жакет под цвет платья. Она стояла под синим зонтиком, на несколько оттенков светлее бархата.

Мэтью точно знал, что видел уже такой зонтик. Вероятнее всего, в имении Чепела. Летом.

Чета Мэллори вела негромкий разговор, любуясь работой ножей, чистящих серебристую рыбу. Ему показалось — или эта женщина на него покосилась? Он бы не удивился. Они ходили за ним с той самой минуты, как доктор отпустил его из своей процедурной. Не проходило и дня, чтобы он не ощутил их присутствия где-то поблизости.

Они повернулись к нему спиной и пошли рука об руку под тенью ее зонтика.

Мак-Кеггерс их не заметил — все еще высматривал пловца вдали.

— Как-нибудь в другой раз, — ответил Мэтью на приглашение Берри. Вряд ли он скрасит им компанию, когда у него все мысли о Мэллори. — Я сейчас должен вернуться в контору.

Мак-Кеггерс опередил девушку с ответом:

— Конечно, понимаю! Ну, тогда в другой раз.

— Эштон, спасибо еще раз, что спас меня. И что разрешил мне называть тебя другом.

— Ну, спас тебя, пожалуй, Зед. Когда он вернется, отпразднуем свободу и дружбу. Идет?

— Идет, — согласился Мэтью.

— Ты уверен, что не хочешь с нами пойти? — спросила Берри настойчиво.

— Не будем мешать человеку заниматься делом, — сказал Мак-Кеггерс, беря ее за локоть. — То есть я хотел сказать… Мэтью, ты уверен?

— Уверен.

— Зед вернется. — Мак-Кеггерс теперь смотрел в глаза Мэтью, не в море.

Быстрый переход
Мы в Instagram