Изменить размер шрифта - +
Увидев Маргарет, фрау  Лангерман  остановилась
и, широко улыбаясь, поставила чашу на стол.
   - Добрый вечер, - сказала она по-немецки своим сладким голосом.  -  Как
покатались?
   - Чудесно!
   - Надеюсь, вы не слишком устали? - Фрау Лангерман лукаво прищурилась. -
Сегодня у нас маленькая  вечеринка  с  танцами.  Соберется  много  молодых
людей, и будет очень жаль, если вы придете чересчур усталой.
   - Ну, потанцевать-то у меня хватит сил, если меня, конечно,  научат,  -
засмеялась Маргарет.
   - Уж вы скажете! - Фрау Лангерман протестующе всплеснула руками. -  Это
вас-то учить? Да наши ребята танцуют кто во что горазд. Вот  увидите,  как
они обрадуются, когда вы  придете.  -  Она  окинула  Маргарет  критическим
взглядом. - Правда, не мешало бы вам быть  чуточку  пополнее,  но  тут  уж
ничего не поделаешь - мода. Всему причиной американские  фильмы.  В  конце
концов, дойдет до того, что только чахоточные женщины  будут  пользоваться
успехом.
   Раскрасневшееся и приветливое, словно огонь домашнего очага, лицо  фрау
Лангерман снова расплылось в улыбке. Она взяла со стола чашу и хотела было
уйти, но остановилась.
   - Будьте осторожны с моим сынком  Фредериком.  Уж  больно  он  охоч  до
девушек! - Она хихикнула и скрылась в кухне.
   Маргарет с наслаждением втянула сильный аромат специй и масла, внезапно
донесшийся оттуда, и, тихонько напевая, стала подниматься  по  лестнице  в
свою комнату.


   Вначале гости держались очень степенно. Старшие чинно сидели по  углам,
а молодые люди, еще не преодолев неловкости,  то  собирались  кучками,  то
снова рассыпались по комнате, с  серьезным  видом  попивая  пунш,  обильно
сдобренный специями. Девушки, как  правило  крупные,  с  сильными  руками,
одетые в пышные праздничные наряды, тоже чувствовали себя неловко.  Был  и
аккордеонист. Он дважды брался за инструмент, но, так как  никто  не  стал
танцевать,  музыкант  с  унылым  видом  пристроился  к  чаше   с   пуншем,
предоставив  собравшимся  развлекаться   под   патефон   с   американскими
пластинками.
   Среди гостей преобладали местные жители: горожане,  фермеры,  торговцы,
родственники семьи Лангерман.  С  красно-бурыми,  загоревшими  под  горным
солнцем лицами, все они в своих аляповатых костюмах выглядели  удивительно
здоровыми и крепкими. Казалось, они  вечно  останутся  такими,  словно  их
закаленный  горным  климатом  организм  не  подвластен  никаким  болезням,
никакому разложению, а под их дубленую кожу никогда  не  проникнет  ничто,
хотя  бы  отдаленно  напоминающее  о   приближении   смерти.   Большинство
постояльцев гостиницы Лангермана, выпив  из  вежливости  по  чашке  пунша,
отправились в места повеселее, в более крупные отели, и в конце концов  из
приезжих осталась одна Маргарет.  Пила  она  немного,  потому  что  решила
пораньше лечь спать и хорошенько  выспаться:  поезд  приходил  в  половине
девятого утра, а Маргарет хотела встретить Йозефа бодрой и свежей.
Быстрый переход
Мы в Instagram