Loading...
Изменить размер шрифта - +
Города Ранней цивилизации. И хотя дома здесь были в основном одноэтажными и без окон, сходство определенно имелось, и оно не могло быть случайным. Джарльз это прекрасно понимал. У Иерархии на все имеются основания.

Неподалеку проковыляла старуха в лохмотьях с нелепой остроконечной шляпой на голове. Испуганные прихожане шарахались от нее, а один мальчуган с криками «Ведьма! Ведьма!» – швырнул в нее камнем и мгновенно скрылся из виду. Джарльз едва заметно улыбнулся старухе, и она ответила ему слабой улыбкой беззубого рта. Казалось, ее крючковатый нос и сильно выдающийся вперед подбородок сомкнулись. Ни сказав ни слова, старуха продолжала свой путь, клюкой нащупывая дорогу.

Другой район Мегатеополиса выглядел иначе. Постройки Святилища сверкали в заходящем солнце. Перед ними горделиво возвышался Собор, уходящий парадной лестницей на Великую площадь.

Джарльз поднял глаза и посмотрел на Великого Бога. На какое‑то время он почувствовал, как в душу его закрадывается раболепный страх, подобный тому, какой он испытывал в детстве при виде этого гигантского идола. Это было еще задолго до того, как он, сын простолюдина, прошедший все испытания, начал постигать таинства священнослужения. Прочел ли Великий Бог его богохульную ярость взглядом своих огромных, всевидящих глаз?

Джарльз отогнал от себя эти мысли, недопустимые даже для новичка в Иерархии. Собор в своем великолепии устремленных ввысь колонн и готических остроконечных окон казался сооружением не менее могущественным, чем статуя Великого Бога. Статуя, возвышавшаяся вместо шпиля, была словно отделена от нижних строений. И лишь тяжеленные фалды рясы из серого пластика сливались с пластиковыми колоннами собора. Этот великан‑кентавр охватывал взором весь Мегатеополис, и вряд ли нашлось такое место, откуда не было видно суровое и невозмутимое лицо Бога в ореоле голубого сияния.

Казалось, будто Великий Бог внимательно изучает всех проходящих через площадь. Будто он в любой момент может схватить любого из них и поднять к себе, под испытующий взгляд всевидящего ока.

Однако эта массивная фигура не пробуждала в Джарльзе ни капли гордости за славу и величие Иерархии. Да и благодарности за великую честь быть избранным стать частичкой этого могучего организма он не испытывал. Напротив, его охватило такое негодование, что стало почти невозможно сдерживать свою ярость, полыхающую алым, под стать цвету рясы, пламенем.

– Шарлсон Нория!

Джарльз опомнился, когда брат Чуман выкрикнул это имя. Ему нужно взглянуть на нее, он не должен быть трусом.

Каждый новоиспеченный священник мучительно переживал неизбежность разрыва с семьей, друзьями, любимой. Впрочем, к Нории это не имело прямого отношения. Джарльз встретился с ней взглядом, но она, казалось, не узнавала его; а ведь он мало изменился с тех пор, если не считать странное одеяние и гладко выбритую голову.

Нория стояла спокойно, скрестив на груди огрубевшие от ткацкой работы руки. Она не заискивала и не нервничала, как многие мужчины. Ее лицо, казавшееся бледным на фоне черных волос, не выражало ничего, но это могло быть и маской, даже более искусственной, чем маска Джарльза. Сто‑то неуловимое, то ли манера поводить плечами, то ли затаенная в глубине зеленоватых глаз одержимость, остудило его гнев, и сердце охватила тоска.

– Моя маленькая дочь Нория! – заворковал Чуман. – у меня для тебя хорошие новости. Тебе оказана великая честь. В течение шести месяцев ты будешь служить в Святилище.

Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Прошло несколько секунд, прежде чем она ответила:

– Это слишком большая честь для меня. Такая работа не для простой ткачихи. Я недостойна ее.

– Это верно, – немного подумав, ответил Чуман, подергивая головой, возвышающейся над его жестким воротником. – Но Иерархия может возвысить любого по своему желанию, даже из самых низов.

Быстрый переход