Loading...
Изменить размер шрифта - +
Мы слишком нуждаемся в светлых умах. Иерархия держала в подчинении всех жителей. Поэтому вы должны понять, как нам трудно. Мы не можем пренебречь таким умом, как ваш. Сдается мне, что брат Домас умеет быстро переделывать людей. Он только об этом и думает. Конечно, может и не получиться. Успех эксперимента над Джарльзом обошелся ему слишком дорого, не так ли? Но все‑таки, приняв соответствующие меры предосторожности, стоит попытаться.

Бывшего Всемирного Иерарха увели, а Шарлсон Нория и Черный человек стали наблюдать за толпой, которая в нервном возбуждении взирала на черные эскадрильи дьяволов, приземлявшихся на террасах. Дьяволов с планеты Венера. Потом, глядя, ка рабочие копошатся на шее Великого Бога, доверительно сказал он ей, понизив голос:

– Я не только допускаю, но и очень хочу, чтобы лучшие умы Иерархии работали на нас. Я не шутил, когда сказал, что мы нуждаемся в хороших организаторах. В особенности для исполнения наших планов. Асмодеус умер, и его ждет забвение! Стоит только представить себе, что это произойдет! В течение нескольких дней, пожалуй, будет затишье, но потом люди захотят уничтожить всех священников. Об этом можно догадаться уже сейчас. Теперь мы – их единственная защита. Люди верят в сверхъестественное. Они примут как должное тот факт, что Новая магия будет объявлена религией. Они думают, что в церкви над алтарем появится изображение Сатаны. Возможно, они уже разочарованы отсутствием чудес. Когда они поймут, что мы сами уничтожили религию, некоторые из них захотят вновь возродить Сатану назло нам. Другие, немного позднее, восстановят культ Великого Бога, и в результате всего этого будет предпринята попытка реставрации Иерархии. Я уверен, что всем нам хватит работы даже в старости, если мы, конечно, доживем до нее. Какова же наша цель? Мы должны будем дать образование простым людям и изменить социальную систему. Выражаясь научно, нужен последовательный переход к новой экономической системе. Поначалу у нас, конечно, будут оба типа экономики – феодальная и иерархическая. И это подскажет некоторым нашим не слишком умным соратникам, что будет удобнее сохранить Иерархию под другим названием, И вместо алых ряс воцарятся черные. О, это будет прекрасно!

Он замолчал, увидев маленького священника с черной повязкой на руке, робкого посматривающего в их сторону. Тот явно нервничал, будто не решаясь подойти. Заметив, что Черный человек смотрит на него, священник отвернулся и зашагал прочь.

– Я знаю этого священника, – сказала. Нория, – он был одним из тех, кто…

– Я знаю его не хуже тебя, – перебил ее Черный человек. – Это брат Чуман, милый маленький Чуман! Кроткий, мягкий по натуре, хранящий в своей душе добрые намерения, он в тоже время эгоистичен и честолюбив, как и большинство ему подобных. Как подумаешь, что мы должны таких вот парней возвратить в их семьи, в общество, члены которого отнюдь не являются воплощением всеобъемлющей доброты, наоборот – суровы и сдержанны, и из поколения в поколение занимаются изнурительным трудом… Когда‑то мы уже говорили об этом. Ты ведь не станешь возражать, что теперь мне как никогда нужен Друг, который стал бы утешением в моей будущей жизни, полной тяжелой и неблагодарной работы?

И он посмотрел на Норию с большой искренностью, и на мгновение суровые черты ее усталого лица разгладились, и она улыбнулась. Затем она медленно повернула голову в сторону. Черный человек следил за ее взглядом.

Он стоял в дальнем конце самой высокой террасы, повернувшись спиной к ним. Его взор был обращен в космос. На нем все еще была надета ряса священника Четвертого круга.

– О, вероятно, ты права, – немного помолчав, согласился Черный человек. – Я думаю, он тоже имеет право на что‑нибудь хорошее после таких суровых испытаний, выпавших на его долю. Я не думаю, что временное правительство захочет покарать его за убийство Асмодеуса.

Быстрый переход