Изменить размер шрифта - +

Не знай я его так хорошо, сказала бы, что Менчерес встревожился. Конечно, не мне судить. Менчересу больше четырех тысяч лет, и он гениально научился скрывать эмоции, но, по-моему, губы у него чуточку сжались. А может, просто игра света.

— Сколько раз ты видела эти сны? — спросил Кости. Он был недоволен. Его поджатые губы — не игра света.

— Четыре, и не смотри так. Расскажи я тогда, ты взял бы курс на ближайшую крепость, а потом день и ночь не спускал бы с меня глаз. Мы так хорошо отдыхали, вот я и решила помолчать. Пустяки, не о чем говорить.

— Она говорит — пустяки, — фыркнул Кости. — Ну, милая, давай разбираться, что это за пустяки. Если повезет, они не будут стоить тебе бездумной головки. — И он повернулся к Менчересу. — Ты знал, что происходит. Почему сразу не предупредил?

Менчерес склонился вперед:

— Жизни Кэт ничего не угрожает. Однако возникла… ситуация. Я надеялся, что этот разговор не понадобится.

— Не мог бы ты хоть раз сразу перейти к делу?

Менчерес славился привычкой подолгу ходить вокруг да около. Догадываюсь, что за длинную жизнь у него накопились солидные излишки терпения.

— Ты что-нибудь слышал о вампире по имени Грегор?

Мою голову пронзила вспышка боли, но исчезла так быстро, что я оглянулась, проверяя, не почувствовали ли ее и другие. Менчерес сверлил меня взглядом, словно хотел вывернуть мой мозг наизнанку. Кости, сидевший рядом, процедил ругательство.

— Мне знакомы несколько Грегоров, но только одного подонка назвали Ночным Хватом. — Он ударом кулака обломил подлокотник. — Это ты называешь приемлемым уровнем безопасности для моей жены?

— Я не твоя жена.

Под неверящим взглядом Кости я вскинула ладонь к губам. Черт, откуда такое вырвалось?

— Что ты сейчас сказала? — ошеломленно переспросил Кости.

Я, запинаясь, попробовала объясниться:

— Я… в тех снах… все, что мне запомнилось, — это как тот вампир повторял мне: «Он не твой муж». И я понимала, что он говорит о тебе, Кости. Вот почему я…

Кости выглядел так, словно я его ножом пырнула, а Менчерес сохранял тот же спокойный, ничего не выражающий бесстрастный вид.

— Знаете, похоже на то, будто стоит у нас чему-то наладиться, вы норовите все испоганить! — набросилась я на старого вампира.

— Это ты на целой земле выбрала Париж, — отозвался Менчерес.

— Ну и что? Что вы имеете против Парижа? — Во мне вспыхнуло раздражение, изнутри рвался сердитый выкрик: «Почему вы не оставите нас в покое?!»

Я тут же стряхнула злость. Что это со мной? С ума схожу?

Менчерес потер лоб и отвернулся, предоставив мне лицезреть его тонко вырезанный профиль.

— Париж — прекрасный город. Наслаждайся им, осматривай все достопримечательности, но никуда не ходи одна и, если тебе опять приснится Грегор, Кэт, не позволяй ему тебя коснуться. Если увидишь его во сне — убегай.

— А, не надейтесь, что вам удастся теперь вывернуться, отделавшись дерьмовым «желаю хорошо провести время»! — огрызнулась я. — Кто такой Грегор и почему его называют Ночным Хватом?

— И главное, почему он всплыл именно сейчас и повадился за ней?  — Голос Кости был холоднее льда. — О нем уже лет десять не было ни слуху ни духу. Я думал, не умер ли он.

— Не умер, — угрюмо отозвался Менчерес. — Грегор, как и я, провидит будущее. Он намеревался изменить будущее, основываясь на одном из таких видений. Узнав об этом, я в наказание посадил его под замок.

— А что ему нужно от моей жены?

Последние слова Кости подчеркнул, вздернув бровь и метнув на меня взгляд, словно предлагал возразить.

Быстрый переход
Мы в Instagram