Loading...
Изменить размер шрифта - +
. – внезапно воскликнула Ева.

Из лужи крови, растекшейся из-под тела, она выудила черную книжечку, открыла ее и увидела удостоверение с фотографией и значок.

– Он был полицейским!

– Коп?!

Пибоди шагнула вперед и в ответ услышала тяжелую, гнетущую тишину. Эксперты из следственной бригады и уборщики, работавшие по другую сторону стойки, умолкли. Все вокруг замерло. Полдюжины лиц повернулись к Еве.

– Детектив Тадж Коли. – Ева встала на ноги и рас­прямилась. Лицо ее было мрачнее тучи. – Он был одним из нас.

 

– Я получила на него данные, лейтенант. Он из сто двадцать восьмого отдела, это подразделение по борьбе с наркотиками. Проработал там восемь лет. Служил в армии. Тридцать семь лет, женат, имеет… имел двоих детей.

– А какие-нибудь взыскания?

– Нет, его анкета чиста, как слеза ребенка.

– Нужно выяснить, что он здесь делал – работал под прикрытием или просто подрабатывал. Эй, Эллиот, мне нужна видеозапись камер слежения!

– Ничего не выйдет, лейтенант. – Выражение лица одного из экспертов следственной бригады было мрачным, как ночь.

– Здесь нет системы видеонаблюдения? – удивилась Ева.

– Есть. Работали несколько камер. Но этот говнюк перед тем, как уходить, стер все записи. У нас не осталось ровным счетом ничего.

– Заметал следы…

Уперев руки в бока, Ева сделала круг по разгромлен­ному помещению. Клуб насчитывал три уровня. На пер­вом располагался зал со сценой, на втором и третьем – танцплощадки и отдельные кабинки. Ева прикинула, что в клубе должно было работать не менее дюжины камер на­блюдения. Уничтожение всех записей, видимо, было делом небыстрым и хлопотным.

– Убийца хорошо знал это место, – сделала вывод Ева. – Или он – настоящий волшебник в том, что касает­ся охранных систем. А все остальное – лишь дымовая за­веса. Я имею в виду весь этот разгром. Он знал, что делает. Пибоди, выясни, кто хозяин этого заведения и кто им управляет. Я хочу знать имена всех, кто здесь работает, – полный расклад!

К Еве подошел полицейский, на лице которого чита­лось нескрываемое удивление.

– Лейтенант, там, на улице, один штатский…

– Там много штатских, – недружелюбно откликну­лась Ева.

– Да, лейтенант, но он хочет с вами поговорить. Он утверждает, что вы… э-э-э…

– Что – «э-э-э»?

– Что вы – его жена.

– Угадайте, кому принадлежит «Чистилище», лейте­нант, – сказала Пибоди, сверившись со своим мини-ком­пьютером и бросив на начальницу хитрый взгляд. – Ком­пании «Рорк энтертейнмент»!

– Мне следовало сразу догадаться, – вздохнула Ева и направилась к выходу.

 

– Доброе утро, лейтенант.

– Привет! Давно не виделись. У меня возникло сквер­ное предчувствие сразу же, как только я сюда вошла, и, как видно, оно меня не подвело. Это ведь твое заведение, верно? Ты что, черт побери, хозяин всей вселенной?

– Это была мечта моего детства. – В голосе Рорка за­звучал едва уловимый ирландский акцент – так бывало всегда, когда он волновался. Он посмотрел через плечо Евы на царивший внутри помещения кавардак. – Но, по­хоже, кто-то ее здорово покорежил.

– А полицейскому было обязательно говорить, что я твоя жена?

– Но ты же действительно моя жена, за что я не устаю ежедневно благодарить всевышнего, – ответил Рорк.

Быстрый переход