Loading...
Изменить размер шрифта - +
Спокоен, хотя только что он убил (он, он убил - без него не обошлось: задание выполнил "рейдерское"... единственного человека, который был рядом из того же мира, что и он сам... Который вообще способен здесь понять, что это такое: разные миры... Спокоен. Потому что теперь его мир - вот этот, тот что перед глазами. И мир этот надо принимать, какой он есть. И душа его - не разделена.

* * *

Вдали, почти у самого перевала виднелась группа людей, медленно бредущих по горной дороге. Что-то в них показалось ему странным. Он присмотрелся. Не просто медленно - а трудно ковыляли они. Во всяком случае, многие из них. Умостив под мышкой рогульки костылей, выбрасывали вперед ногу (одну? да, одну ногу...), делали шаг, перемещали вес на новую опору, вновь подтягивали костыль... Толпа шла из Теночтитлана. Это - циу. Они бегут. Если можно так сказать про одноногих. Их оповестили: недаром сперва в темноту канули все трое стражников. Двоим нашлось с кем переговорить до возвращения, одному - до начала погони... Кузнечик сделал свой выбор. Но если даже кузнечик думает, что его выбор - рабство, он ошибается. Его выбор - гибель. Никто не слышал о племени циу, не нашлось ему места на карте будущей Мексики - даже такого места, как имеет тоже сделавшая свой выбор Тласкала. И если все же в этом мире Циуаль уцелеет - то лишь потому, что имеет шанс уцелеть долина Анагуак. И еще одна группа видна на той же дороге - но гораздо ближе. И передвигается она быстрее. А главное - в противоположном направлении. Слитный отряд воинов ровной трусцой пробежал мимо, не обратив никакого внимания на стоящего в стороне одиночку. Воины спешили в Теночтитлан. Вряд ли они могли поспеть в него до ночи - но именно ночью испанцы пойдут на прорыв. Это был другой выбор. (Вероятно, такой отряд и вспугнул в свое время воинов циу, заставив их торопиться и не позволив собрать ни доспехи, ни вооружения побежденных). Взятое еще в городе, в храме Луны оружие он почти сразу и бросил, когда обозначилась медлительность его хода и боязнь опоздать. Сейчас он вновь выбрал магуавитль с наименее выкрошенным лезвием, поднял с земли арбалет... Многие здесь были с арбалетами, но почему-то не пустили их в ход... Он спешил вслед за воинами. Он спешил в Теночтитлан, надеясь успеть к ночи.

* * *

Да, наверно они пошли на прорыв. Вначале это не было даже прорывом, а просто отходом. И действительно - с бешеннной яростью штурмуя их укрепления весь день, на ночь индейцы даже не выставили посты! Но при преодолении второго рва со всех сторон раздались крики, и у третьего их уже ждали. Впереди шли испанские латники, прорубывая дорогу сталью. Их было немного; и не у каждого из них латный доспех был полный. Сзади и с боков, замыкая строй четкими рядами, уставив копья в прорези щитов, шагала бесстрашная тласкала. Не Тласкала-город - тласкала-племя. И еще несколько племен помещалось в рядах тласкаландцев, но - вразброс по причине своей малочисленности. Где-то среди них были и черные от ненависти и бешенства воины циу со скелетной росписью на левой ноге. Но ни Сальвадор Бойрель, ни кто иной из конкистадоров-хронистов не заметили их. Не до того им было. (Даже заметив - вряд ли бы заинтересовались деталями боевой раскраски...) Ждали их теночки на берегу. Ждали - стоя по пояс в воде. Ждали в пирогах, подплывающих по каналам. И бросились разом - меча камни и закидные ремни, ударяя магуавитлями плашмя - деревом, но слезой Иш Таб, даже с голыми руками кидаясь на стальные клинки. Но ни одна стрела не сорвалась с тетивы. Только тяжелые стрелы испанских арбалетов порой с шипением вспаривали воздух. Всего этого, однако не видел единственный арбалетчик, стоящий на ацтецкой стороне рва. Он только озирался удивленно в поисках кого-нибудь с "луком Кетцалькоатля". Не нашел - но перестал озираться и изготовил к стрельбе свое оружие. Четверка ближайших к нему воинов - спереди, сзади и с двух сторон удивленно следили за его действиями. А потом они услышали его слово, показавшееся им бредом безумия.

Быстрый переход