Loading...
Изменить размер шрифта - +

Взявшись за руки, они вышли из библиотеки и поднялись по лестнице в свои спальни, а на следующее утро обменялись подарками. Консуэло выбрала для дочери великолепную легкую шубку, а Аннабелл подарила матери сапфировые сережки от Картье. Она хотела сделать матери такой же подарок, какой сделал бы отец, но, конечно, не такой роскошный. Артур Уортингтон всегда преподносил своим женщинам дорогие подарки. Аннабелл понимала, что никакие подарки не вернут матери полноту и радость жизни, но она была вознаграждена, видя, как тронута Консуэло, которая тут же примерила сережки.

В столовой их ждал вкусный завтрак, приготовленный заботливой Бланш. Ночью выпал снег, и сад накрыло белым покрывалом. Аннабелл предложила матери отправиться на прогулку в парк. Провести весь день в доме в тоскливом одиночестве было выше ее сил. Их горестная потеря особенно остро ощущалась в праздники, которые были столь радостны и любимы в семье совсем недавно.

После прогулки настроение и у Аннабелл, и у Консуэло улучшилось. Они немного устали и поэтому пообедали с большим удовольствием, а во второй половине дня сели играть в карты. Слава богу, они провели этот день без рыданий и слез. Аннабелл, уже лежа в постели, думала о Джосайе. Наверно, им с Генри там весело… Когда-нибудь она тоже научится ходить на лыжах и будет кататься с ними. Вот будет здорово! Может быть, это случится уже в следующем году, конечно, если удастся уговорить маму.

Следующие дни были не такими грустными. Аннабелл встретилась с Горти. Теперь подруга говорила только о будущем ребенке. Так же, как предыдущие полгода не могла говорить ни о чем, кроме своей свадьбы. Других тем для разговора и занятий, которые могли бы ее отвлечь, у Горти не было. Когда в один из дней она заглянула к Аннабелл и Консуэло поздравила ее, Горти полчаса без умолку трещала о Париже и купленной там одежде, которую скоро она, увы, не сможет носить. Молодая жена добавила, что летом они все равно поедут в Ньюпорт, и она будет рада, если ребенок родится там. Она все равно будет рожать дома — будь то в Нью-Йорке или в Ньюпорте. Слушая ее болтовню с Консуэло, Аннабелл чувствовала себя третьей лишней. Горти стала замужней дамой и будущей матерью, ее интересовала теперь только собственная жизнь, но Аннабелл продолжала любить свою недалекую подругу. Горти привезла в подарок подруге из Парижа красивую бледно-розовую блузку с перламутровыми пуговицами. Аннабелл была в восторге — она представила себе, как наденет ее летом.

— Я не хотела покупать тебе черную, — тараторила Горти. — Для меня это было бы слишком мрачно, тем более что скоро твой траур закончится. Надеюсь, она тебе подойдет.

— Она мне ужасно нравится! — поцеловала подругу Аннабелл. Нежный кружевной воротник украшал элегантную блузку, а бледно-розовый цвет идеально подходил к коже и волосам Аннабелл.

На праздничной неделе Горти и Аннабелл несколько раз встречались за ланчем в ресторане отеля «Сент-Реджис» и чувствовали себя совершенно взрослыми. Горти очень старалась соответствовать своему новому положению замужней женщины. Она наряжалась, надевала драгоценности, подаренные Джеймсом, и держалась как светская дама. У Аннабелл же появился повод надеть новую шубку, подаренную ей матерью. Но при этом Аннабелл казалось, что эта их взрослая жизнь, ланч в ресторане, их наряды, разговоры — все это какое-то ненастоящее. Они словно играли во взрослых, оставаясь детьми. Правда, Аннабелл не отказала себе в удовольствии похвастаться браслетом.

— Какая прелесть! — воскликнула Горти, увидев браслет. — Я раньше не видела его у тебя. Он мне нравится.

— Мне тоже, — просто ответила Аннабелл. — Джосайя Миллбэнк подарил на Рождество. Очень мило с его стороны, правда? А маме он подарил шарф.

— Вы с ним чудесно смотрелись на моей свадьбе… — Внезапно у Горти загорелись глаза.

Быстрый переход