Loading...
Изменить размер шрифта - +
Она уже больше года жила замкнутой жизнью — целый месяц она болела, во время долгого отсутствия родителей она жила затворницей. Получалось, что она не появлялась в свете пятнадцать месяцев. Для молоденькой девушки такой срок — целая вечность.

В мае Аннабелл должно было исполниться двадцать. Через две недели после заупокойной службы по отцу и брату Джосайя пригласил ее на шикарный обед в «Дельмонико», где прежде она не была, и Аннабелл не могла дождаться, когда это случится. Для этого случая она купила новое платье, а мама помогла сделать прическу. Консуэло была готова делать все, чтобы поспособствовать сближению Аннабелл и Джосайи.

Джосайя заехал за Аннабелл в семь часов на собственном автомобиле. При виде Аннабелл в новом платье он только присвистнул. Тонкий шелк цвета слоновой кости облегал точеную фигуру девушки, на открытые плечи она накинула белую легкую шаль. Контраст со строгой черной одеждой, которую девушка носила все это время, был разительным. Ее мать продолжала носить траур и говорила, что еще не готова от него отказаться. Аннабелл опасалась, что этого не случится никогда, но сама была рада расстаться с черными платьями. Время для этого пришло.

Они приехали в ресторан к половине восьмого и заняли места за тихим столиком в углу. Аннабелл нравилось быть в обществе Миллбэнка. Сев напротив и сняв шаль, Аннабелл почувствовала себя по-настоящему взрослой женщиной. Конечно, на ней был браслет, подаренный Джосайей. Надев его после Рождества, Аннабелл его практически не снимала.

Официант предложил ей легкий коктейль, но Аннабелл решительно отказалась. Мать предупредила ее, чтобы она не пила ничего, кроме двух бокалов вина. Если Аннабелл выпьет лишнего за обедом и опьянеет, ей будет очень неловко. Девушка рассмеялась и заверила мать, что этого не случится. Но когда Джосайя заказал себе виски с

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход