Изменить размер шрифта - +
— А это в данном случае большое преимущество.

— Я — гражданка Ирландии, — сухо заметила Энжи.

— Шесть вилл на побережье недалеко от Мессины. Осмотри их, поговори с владельцем, заключи с ним договор, а потом поезжай в Рим и отдохни. Кто знает? Может статься, к моменту возвращения у тебя будет настолько хорошее настроение, что ты не откажешься провести со мной парочку вечеров в романтической обстановке, — с тайной надеждой сказал Джек.

Энжи покраснела и смутилась. Вообще-то они были друзьями, но в последнее время Джек стал вести себя иначе, намекая, что он совсем не против перевести их отношения в несколько другую плоскость. Она уже неоднократно говорила ему, что предпочитает оставить все как есть, и его настойчивость несколько пугала ее, потому что они не только были партнерами по бизнесу, но и жили под одной крышей.

— Ни в коем случае, — с вымученной улыбкой ответила Энжи, выходя из кабинета. — Иногда я ненавижу твоего брата, — бросила она улыбающемуся блондину, сидевшему в соседней комнате.

— Значит, ты все-таки едешь на Сицилию? — расхохотался Хью.

— И ты был в курсе?! — Энжи показалось, что ее предали. Никто из друзей и не догадывался, что сама мысль даже о кратковременном пребывании на этой земле приводила ее в ужас. Ведь она не рассказала им всей правды о случившемся там с ней.

— Почему ты не предупредил меня?

— Джек решил, что ты быстрее согласишься, если инициатива будет исходить от него, — жизнерадостно ответил Хью.

Энжи поднялась по лестнице к себе в комнату. Она делила апартаменты с Джеком и Хью, пока последний не женился. Тремя годами раньше она въехала сюда на правах владелицы крупного пакета акций агентства и приятельницы обоих братьев. Получив внушительную сумму от своей страховки, она вложила ее в туристический бизнес.

Центральный офис агентства находился в этом же здании на первом этаже, что для Энжи, много разъезжавшей в последнее время по служебным делам, являлось большим преимуществом. По крайней мере, до тех пор пока Джек не начал приставать к ней с нескромными предложениями. Перемена в его поведении не осталась незамеченной другими сотрудниками агентства, и за спиной Энжи уже поползли самые невероятные слухи и сплетни.

Уж кто-кто, а она-то знала, как порой беспощадная молва может повлиять на человеческую судьбу, а иногда даже разрушить ее. Примером могла служить ее собственная жизнь. Она тряхнула головой, прогоняя прочь воспоминания. Кстати, с чего это вдруг Джек приударил за ней? Ведь она совсем не в его вкусе. Почему мужчины бывают порой так непоследовательны в своих пристрастиях? Чем скорее Джек вернется к худосочным блондинкам, тем будет лучше для нее.

Энжи позвонила матери. Прислуга сняла трубку, а через несколько минут подошла и мать.

— Мама, я уезжаю немного раньше, чем ожидала, — извиняющимся тоном сообщила она.

— Энжи, сколько раз я просила тебя не называть меня так?! — укоризненно произнесла Маргарет. — Когда я слышу слово «мама», мне кажется, что я древняя старуха.

— Прости, — пробормотала Энжи и закусила губу. Знакомое чувство боли из-за равнодушия матери охватило ее: как обычно, мать пропустила мимо ушей, что дочь уезжает. — Мне пора.

— Через час у меня встреча с косметологом, — нетерпеливо перебила ее мать. — Я тебе позвоню как-нибудь в следующем месяце.

Энжи положила трубку. Ее руки тряслись. Она все никак не могла привыкнуть к подобному безразличию родной матери, невзирая на ее многочисленные оправдания. Общественная жизнь Маргарет была чрезвычайно насыщена разного рода событиями, а жизнь дочери в основном состояла в работе. Годы, проведенные ею на Сицилии, образовали между ними глубокую пропасть. Иногда Энжи казалось, что ее мать даже не заметила бы, если бы единственная дочь вообще не вернулась домой.

Быстрый переход