Изменить размер шрифта - +
Виллы принадлежат мне.

— Я не верю тебе, — сказала Энжи, недоверчиво косясь на него.

— Тем не менее это чистая правда. Я вызвал тебя сюда, потому что хотел увидеть, — с лучезарной улыбкой сообщил он.

— Зачем? — У нее помутилось в голове.

— Ведь ты моя жена. Прошло немало времени, и я решил напомнить тебе, что ты все еще моя законная супруга, — с некоторым пафосом произнес Лоренцо.

Энжи нервно засмеялась.

— Наш брак был аннулирован сразу же, как я вернулась в Ирландию. Разве ты не получил официальных бумаг? — резко спросила она.

— А у тебя они есть? — криво усмехнулся он.

— Они у мамы. Поскольку я не достигла тогда совершеннолетия, она занималась всеми формальностями...

— Ты видела бумаги о разводе?

— Послушай, я знаю, что суд признал наш брак недействительным!

— Тебе следовало бы выяснить все до конца, — лениво упрекнул ее Лоренцо.

— Как только вернусь домой, я сама прослежу, чтобы ты получил копию решения, — сердито сказала она, недовольная его настойчивостью. — Могу заверить тебя, что мы уже не супруги.

— Но мы ими никогда и не были... в полном смысле этого слова.

В памяти Энжи тут же возник эпизод в лифте, ее муж и другая женщина, их страстные объятия и жаркий поцелуй... Красивая блондинка, неистово гладящая голову Лоренцо во время поцелуя и всем телом прижимавшаяся к нему... И этот его взгляд, говоривший о том, что у них нет будущего и их брак ничего не стоит. Отъезд Энжи освободил его от ненавистных супружеских уз.

Она побледнела, не в силах скрыть волнение. Лоренцо внимательно следил за ней.

— Я искренне сожалею, что мы так расстались. Для тебя это была чересчур тяжелая сцена, — после паузы тихо сказал он.

Не желая, чтобы он угадал, что у нее на уме, Энжи с преувеличенным вниманием стала изучать стол. Рассуждать спокойно она не могла, поскольку вся находилась во власти эмоций. Ей не верилось, что она вновь сидит рядом с человеком, причинившим ей столько боли и так унизившим ее. Собрав волю в кулак, она решила держаться спокойно и с достоинством.

— Возможно, я напрасно вспоминаю прошлое, но тот эпизод создал пропасть между нами, — продолжал Лоренцо.

Набравшись мужества, Энжи подняла голову и посмотрела на него.

— Мне кажется, ты все выдумываешь, — с натянутой улыбкой произнесла она. — Просто я обнаружила, что принимала обычного смертного за святого. Издержки роста. Осознание реальной действительности неизбежно. — Пожав плечами, она резко сменила тему: — Итак, если ты действительно владелец тех вилл, то не приступить ли нам прямо к делу?

— Сразу видно, что ты давно не бывала здесь, — прокомментировал он ее слова и сделал знак официанту. — У нас так не принято обсуждать дела. Сначала мы должны выпить, поговорить о том о сем. Я приглашу тебя к себе домой на обед, и только потом, после обеда, мы, быть может, приступим к обсуждению.

— Я ни за что не соглашусь с тобой обедать, — горячо запротестовала Энжи.

— Но я пока и не пригласил тебя, — мягко возразил Лоренцо.

Она вспыхнула и потупилась.

— Мне все это кажется слишком неожиданным, — тихо сказала она.

— Насколько я помню, ты всегда любила сюрпризы, — откинувшись назад, протянул он, игнорируя растущий гнев собеседницы.

— Тогда я была ребенком...

— Хотя при этом не уставала повторять мне, что ты зрелая женщина, — перебил ее он, озорно блеснув глазами.

Энжи едва не поперхнулась от такого напоминания и вновь попыталась сменить тему разговора.

— Так все-таки ответь мне: ты теперь занимаешься туристическим бизнесом?

— Всем понемножку, — уклонился он от прямого ответа.

Быстрый переход