Loading...
Изменить размер шрифта - +
Они действительно занимались любовью, и это было красноречивее многих слов. Однако ничего об их будущем не было произнесено, за исключением неопределенного приглашения на завтрак. Для нее вчерашняя ночь была чем-то особенным, а для него? Она нарочно выбросила из головы мысли о той, другой женщине, но это не означало, что то же самое сделал Рой. В конце концов, Рой ей ничего не обещал. Не слишком ли много она себе вообразила?

Размышляя, Ева не замечала, что наматывает телефонный провод на палец. Каких отношений хочет Рой? На самом деле Ева стремилась понять только одно: любит ли ее Рой так же, как она его?

Она не знала, когда так сильно влюбилась в него. Несомненно одно: с самого начала ее необычайно влекло к нему — это было какое-то наваждение. А потом это наваждение превратилось в такую любовь, которая не слабела даже в самый разгар их конфликта.

Она долго оставалась в офисе в этот вечер: действительно нужно было закончить работу, но главное — ей просто не хотелось идти домой. В семь часов она все еще стояла над чертежным столом. Вдруг Ева услышала, как кто-то открывает входную дверь. «Может, это Гленн решил тоже подогнать какую-то работу, или уборщица пришла», — подумала она, откладывая линейку и беря лекало.

— Здесь есть кто-нибудь?

Она подняла голову, услышав голос Роя.

— Проходи, я в своем кабинете.

— Я был сейчас у тебя дома и, не застав, решил посмотреть, не заработалась ли ты здесь.

Рой был таким стройным и привлекательным, что у нее заболело сердце. Он смотрел на нее серьезно, с упрямым выражением.

— В чем дело? Ты какая-то подавленная.

— Я сегодня немного не в настроении, — ответила она, глядя на чертеж.

Он сделал шаг вперед.

— Я бы хотел поговорить об этом. Утром ты была в прекрасном настроении, что нее случилось, что так тебя расстроило?

А случилось то, что она логически оценила ситуацию, в которой оказалась. Она и Рой говорили вчера только о недвижимости, и никаких клятв верности не прозвучало. Случилось то, что она любила его и была вовсе не уверена, что он любит ее. Но Ева не могла выразить все это словами. Вместо этого она сказала:

— Был нелегкий день, и два моих последних заказа даются мне с большим трудом.

— Я не думаю, что дело только в этом.

— Да, не только в этом, — ответила она едва слышно.

«Нужно остановиться», — предупредила себя Ева. В конце концов, она и Рой решили большинство проблем, омрачавших их отношения, когда будущее дома Брентов было определено. Она должна радоваться этому и не требовать большего. Если она будет нажимать, то может лишиться его.

— Тогда скажи мне, в чем еще!

— Рой, мне не хочется сейчас вникать во все эти подробности. — Она встала, подошла к столу и начала складывать бумаги в дипломат.

— Черт возьми, Ева, вы выводишь меня из себя. — Он пересек комнату и подошел к столу. — Я выворачиваюсь наизнанку, чтобы уладить дело с домом Брентов, как ты хотела, а теперь ты недовольна чем-то другим и не хочешь мне сказать, чем именно.

Его глаза с холодным блеском впились в нее.

Услышав эти гневные слова, она больше не смогла сдерживаться. Бросив дипломат на стол, Ева закричала:

— Да, будущее поместья Брентов решилось, ко всеобщему удовольствию. Я за него счастлива. — Ее подбородок начал дрожать. — Но прошлой ночью я умышленно закрыла глаза на то, что не все между нами окончательно прояснилось.

— Как ты можешь это говорить после того, как мы любили друг друга?

— Секс — это еще не любовь!

Рой прижал ее к себе и зашептал ласковые, успокаивающие слова.

Быстрый переход