Loading...
Изменить размер шрифта - +
Объятия, слезы. Наконец разговор с детективом был закончен и мы остались одни. Дакуэрт пошел осматривать место преступления.

Около полуночи зазвонил телефон.

— Мистер Харвуд?

— Да.

— Я должна вам признаться в ужасном поступке.



Я приехал туда в три часа ночи.

Детектив Дакуэрт возражал против поездки. По двум причинам. Во-первых, не хотел, чтобы я покидал место преступления. Во-вторых, если мой сын похищен, то этим должна заниматься полиция. Мне удалось убедить его, что это скорее всего не похищение, и он позволил мне поехать забрать сына.

Когда я приблизился к дому Ричлеров на Линкольн-авеню в Рочестере, свет в гостиной горел. Греттен ждала меня у двери.

— Позвольте вначале мне на него посмотреть, — сказал я.

Она кивнула и повела меня наверх. Распахнула дверь в спальню. Итан крепко спал, накрывшись одеялом. Я повернулся к Греттен:

— Пусть он поспит еще немного.

— Конечно, — кивнула она. — Пойдемте, я сварю кофе.

Мы спустились в кухню.

— А ваш муж…

— Пока в больнице. Его держат под наблюдением в психиатрическом отделении.

— И что дальше?

— Если все будет нормально, то, вероятно, через несколько дней выпишут.

Она налила кофе в две кружки, поставила на стол.

— Хотите печенья или еще чего-нибудь?

— Спасибо, достаточно кофе, — ответил я.

Греттен Ричлер села.

— Я знаю, что поступила плохо.

— Расскажите, как это произошло, — попросил я, делая глоток.

Она вздохнула.

— Однажды мы с мужем рассматривали фотографию вашей жены, которую вы оставили у нас. На ней были бусы в виде маленьких кексов.

— Да-да, припоминаю.

— Это бусы нашей дочери. Она потеряла их перед гибелью. Утверждала, что их украла Конни. Когда я увидела бусы на вашей жене, то все стало понятно.

— Она тогда надела их в первый и единственный раз, — произнес я. — Они лежали у нее в шкатулке с украшениями. Перед поездкой в Чикаго бусы увидел Итан и упросил ее надеть. Он очень любит эти кексы.

— Накануне, когда Хорас пытался покончить с собой, вы сказали, что ваша жена скорее всего жива и, возможно, скоро появится. Я стала… сама не своя от злости на эту женщину. Она украла у нашей дочери бусы, которыми та очень дорожила. И они тогда во дворе поругались именно из-за них. Наша Джан обозвала ее воровкой, а Конни толкнула девочку. Прямо под машину. И мне захотелось заставить вашу жену прочувствовать, каково это — потерять ребенка.

Я кивнул и глотнул еще кофе.

— Я подумала, что она это заслужила. И я поехала в Промис-Фоллз. Нашла дом ваших родителей и увидела Итана. Он играл на заднем дворе. Я подошла, назвалась его тетей и сказала, что мы едем домой.

— Он пошел с вами?

— Да. Так обрадовался, что даже ни о чем не спросил.

— И ему не показалось странным, что у него есть тетя, о которой он не знал?

Греттен пожала плечами.

— Итан ничего не спрашивал.

— Вы посадили его в свою машину?

Она кивнула:

— Да. Остановилась у магазина, купила ему гостинцев. Потом поехала в Рочестер. Он мне постоянно напоминал, что я еду не той дорогой. Вскоре пришлось объяснить ему, что мы направляемся в другое место, где он побудет пару дней.

— Как он это воспринял?

Греттен закашлялась, вытерла слезы.

— Заплакал.
Быстрый переход