Loading...
Изменить размер шрифта - +

Перед тем как ответить, граф протянул пустой бокал, и один из приятелей охотно наполнил его.

— Я не знаю, помните ли вы, — начал он, — что у брата моего отца был очень скверный характер. Я крайне редко видел его, разве что на похоронах. Он терпеть не мог всех своих родственников, поэтому и переехал в Нортумберленд, где приобрел дом.

— Я припоминаю. Как-то раз он приезжал к тебе в Итон, — сказал Джимми, — и дал каких-то несчастных шесть пенсов на расходы, так сказать. Таких скупердяев я в жизни не встречал!

— Да, это очень похоже на дядюшку Лайнела, — согласился граф. — Отец мой был человеком чрезмерно щедрым и расточительным, тот же — полной противоположностью, скрягой, каких поискать. — Он сделал небольшой глоток из своего бокала и затем, к радости приятелей, продолжил: — Две недели назад я получил известие о кончине своего дяди, а также письмо от его нотариуса, где сообщалось, что, поскольку дядя сделал меня своим наследником, я должен незамедлительно приехать в Лондон и присутствовать на оглашении завещания.

Сделав небольшую паузу, он продолжал:

— Я ни минуты не сомневался, что это будет абсолютно бесполезная поездка. Но все же, как знать? Вдруг старый скряга оставил мне хоть что-нибудь, кроме своих добрых пожеланий. — Он сделал еще глоток шампанского. — Но на деле вышло так, что он завещал мне все, что у него было!

— Все? — воскликнул Чарли. — И сколько же это?

Граф помедлил, как будто затруднялся ответить. Затем медленно произнес:

— Три миллиона фунтов с небольшим.

Его друзья буквально задохнулись от изумления. Затем заговорили все сразу:

— Возможно ли это?

— И ты ни о чем не догадывался?

— Почему? Как? Невероятно!

Граф снова поднял руку:

— Я знал, что у вас будет много вопросов. Могу сказать лишь одно — он экономил на всем и копил деньги всю свою жизнь, делая вложения в различные компании, которые сначала тщательно проверял. Кроме того, у дяди были довольно крупные вложения в Америке, которые стали его козырной картой, поскольку дивиденды от этих вложений увеличивались с каждым годом.

— Я не слышал более удивительной истории! — воскликнул Джимми. — Ройдин, дружище, прими мои поздравления! И если мне самому не посчастливилось стать Мидасом , то я искренне рад, что к тебе судьба оказалась более благосклонной.

— Спасибо, Джимми. Хочу пообещать вам одну вещь: я никогда не забуду своих старых добрых друзей.

Он выпил еще немного и сказал:

— На самом деле по дороге сюда я думал, как же мне получше отблагодарить вас за вашу преданную дружбу, которая связывает нас уже столько лет. И у меня возник замечательный план. Надеюсь, он вам понравится.

На минуту он отвлекся, так как в гостиную вошли еще три молодых джентльмена.

— Ройдин, ты ли это? Где же тебя черти носили? Мы по тебе уже успели соскучиться!

— Я вернулся, господа, — ответил граф, — и я остаюсь. Присаживайтесь. Позвольте раскрыть вам мои планы.

Когда молодые люди уселись, граф налил им шампанского и заказал еще бутылку. Он рассказал вновь прибывшим о своей удаче, а затем спросил:

— Сколько нас?

— Десять, — ответил Чарли, оглядывая всех присутствующих.

— Тогда, я думаю, нам нужны еще два человека, — объявил граф. — Тринадцать собирать не будем, это несчастливое число.

— Тебе, я полагаю, нет причин бояться плохих чисел! — пошутил кто-то.

— «Легко пришло, легко ушло», — процитировал Джимми Понсонби, — и что бы ни имел в виду Ройдин, я уверен, что двенадцати человек нам будет вполне достаточно.

Быстрый переход