Loading...
Изменить размер шрифта - +

— «Легко пришло, легко ушло», — процитировал Джимми Понсонби, — и что бы ни имел в виду Ройдин, я уверен, что двенадцати человек нам будет вполне достаточно.

Пока он говорил, в комнате появились еще двое мужчин, которых Джимми тут же позвал присоединиться к компании. Одним из них, как успел отмстить Ройдин, был сэр Мортимер Мартин, который ему никогда особо не нравился. Тем не менее граф ничего не сказал и поприветствовал его как ни в чем не бывало.

Вслед за сэром Мортимером вошел еще один молодой человек — баронет Эдвард Хау, которого называли также Гарри. В былые годы он был закадычным другом графа.

— Рад, что ты здесь, Гарри! Я надеялся увидеть тебя в Лондоне.

— И я очень надеялся, что встречусь с тобой, — ответил Гарри. — Как же ты мог оставить нас так надолго?

— Если бы это зависело от моего желания… Я как раз рассказывал нашим друзьям о своих приключениях. Но послушайте же, что я намерен устроить, чтобы развлечь вас и выразить свою благодарность за все годы, проведенные вместе.

Бокалы снова были наполнены. Приятели Ройдина сидели в своих креслах, подавшись вперед, чтобы не пропустить ни единого слова.

— Я полагаю, вы бы хотели узнать, каковы мои намерения теперь, когда я стал богат. Слушайте же: я хочу самых красивых киприоток Лондона, я хочу самых лучших лошадей, и я хочу, друзья мои, устроить для вас небывалую вечеринку в моем замке, куда вы все и приглашаетесь!

Последовали бурные изъявления восторга, кто-то даже захлопал в ладоши.

— Ну, имея такое состояние, с первым у тебя проблем не будет, — заметил кто-то, намекая на киприоток.

— Поскольку мне нужно подготовить замок, у меня не будет времени лично заниматься поиском девиц. Это — ваша работа.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Чарли.

— Сегодня понедельник, — сказал граф. — Я предлагаю вам приехать ко мне в пятницу. Пусть каждый из вас приведет с собой киприотку, которую считает самой красивой в Лондоне.

— Это, бесспорно, Дэйзи, — сообщил Джимми.

— Наоборот, — запротестовал Чарли, чуть ли не набрасываясь на него. — Лу-Лу обставит ее как нечего делать!

Он был настроен весьма агрессивно. Потом и другие присоединились к нему.

— Мэвис просто великолепна, с ней никто не сравнится!

Упоминались еще Милли, Эми и Дорис. Неизвестно, сколько бы продолжался спор, если бы Ройдин не сказал:

— Послушайте, я предлагаю решить эту проблему по-другому.

— Что ты еще придумал, Ройдин? — поинтересовался Чарли.

— А вот что: я хочу, чтобы каждый из вас привел с собой киприотку, которую считает самой красивой, и мы устроим между ними конкурс — своего рода соревнование. Тот из вас, кто приведет девушку, набравшую наибольшее число голосов, получит приз в тысячу фунтов.

— Тысячу фунтов? — присвистнул Джимми.

— Да, тысячу фунтов, — подтвердил граф. — А победившая девушка получит в подарок роскошную сверкающую вещицу.

Воцарилась тишина, удивлению присутствующих не было предела, и граф продолжал:

— Будут назначены также второй и третий призы — так же, как и на скачках.

— На каких еще скачках? — спросил кто-то.

— Одной из самых экстравагантных выходок моего отца было строительство ипподрома, который долгое время никто не использовал. Сейчас это небольшое поле с беговыми дорожками. Но к субботе там будет все готово для проведения настоящих скачек. Вы можете соревноваться на своих лошадях, а можете взять одну из моих.

Быстрый переход