Изменить размер шрифта - +

Брэнд не был одним из тех воинов, которые захватили Лайела много лет назад — ни одного из тех воинов не было здесь — Лайел вырезал всех до единого. Вспомнив, какой была их смерть, он улыбнулся. Не все из них испустили дух достаточно быстро. Для некоторых время тянулось так долго, что они прочувствовали свою боль. Он дал себе волю, наслаждаясь каждым порезом, каждым укусом, каждым вырезанным ломтем плоти.

Но убийство всех виновных до сих пор не удовлетворило его. Этого было не достаточно, чтобы отплатить за отвратительные преступления, совершенные против Сьюзан. Не он ли поплатился за действия других людей? Было справедливо руководствоваться аналогичной логикой в отношении драконов.

Только когда Лайел сотрет с лица земли всю их расу, Сьюзан будет отомщена. И только тогда Лайел заслужит право присоединиться к ней в загробной жизни. Скоро, моя любовь. Скоро.

— Если ее сестры увидят ее в таком виде, будет война, — сказал дракон по имени Ренард.

Ренард был темноволосым чудовищем, который, как было известно Лайелу, знал всевозможные способы убийства любого живого существа в Атлантиде, будь то демоны, нимфы, кентавры, горгоны или любые другие создания, пришедшие в этот мир в результате ошибок богов на их пути к созданию человеческой расы. Из всех этих существ, Ренард ненавидел вампиров больше остальных, и всегда был готов ввязаться в драку.

У Лайела и у самого чесались руки. Сгорая от нетерпения, он пробежал языком по своим удлинившимся клыкам.

— Что еще мы могли сделать? — послышался недовольный голос. Тагарт. Неприрученный, почти дикий, с черными волосами и еще более черным сердцем. Он не был верен никому, и его собственный король завидовал ему. — Еще одно слово, сказанное этой девчонкой, и я бы перерезал ей глотку. Мы должны были заткнуть ей рот.

Все воины согласно кивнули. Все как на подбор были один выше и мускулистее другого, у каждого на спине во впадине, где прятались драконьи крылья, ремнями были закреплены грозного вида мечи. Лайел коллекционировал такие мечи, развешивая их на стенах, как трофеи. А их кости он использовал в качестве мебели.

— Какими бы ни были причины, по которым мы ее связали, они все равно этого не поймут. Несмотря даже на то, что мы везем ее к ним обратно. Ну, вроде того. Если, конечно, сможем отыскать их лагерь, — подключился снова Брэнд. — Она их любимица. Их будущая королева.

Сестры… любимица…королева.

Речь идёт об амазонках, понял Лайел.

Его губы изогнулись в медленной усмешке. Свирепые создания эти амазонки. Безоговорочно преданные друг другу, кровожадные, хотя они по большей части держались сами по себе, пока их не трогали. Ах, да. И, конечно, коварные. Легенда гласит, что любого, кто осмелится угрожать амазонке, незамедлительно настигнет его худший кошмар, набросится на него ужасающей тенью, непреклонным призраком, который поглотит его.

Да, истории об их завоеваниях были многочисленны и широко известны, но сам Лайел никогда не встречал ни одну из них, и никогда не пробовал ни одной. Да, собственно, и не стремился к чему-то подобному. До сего дня они ровным счетом ничего для него не значили, не стоили его времени и внимания, так как смыслом его существования было лишь стать источником страданий для драконов. Более ни о чем другом он не мог думать.

Но сейчас его мозг плавился от мыслей о том, как он мог бы использовать их в своих целях. Возможно, ему не стоит вообще освобождать пленницу. Возможно, ему следовало бы отыскать лагерь амазонок, солгать им, что драконы собрались причинить девушке вред, вероятно даже убить ее у них на глазах. Эти крошки могли бы надрать драконам задницы за такое. Возможно, это было бы…

Поток его мысли резко оборвал громкий пронзительный боевой клич.

Показалось, что сотня женщин-воинов прорвалась сквозь деревья, но, похоже, их было не так уж много, всего небольшая группа.

Быстрый переход