Loading...
Изменить размер шрифта - +
Как вы себя чувствуете?
      – Лучше, благодарю вас.
      Надо же: миссис Михельсон!
      – Доктор Михельсон сказал, что пару дней вам было плохо.
      Она произносила слова с отчетливым шведским акцентом. Ее манера говорить отличалась старосветским дружелюбием и сдержанной любезностью стюардессы.
      – Да, да, но я уже выздоровела.
      – Очень хорошо, мадам.
      Во время разговора она жестикулировала, зажав в пальцах дымящуюся сигарету. Выглядела она деловитой и доброжелательной, и все же что-то в ней возбуждало жалость. Непонятно, была она постоянной помощницей или ее пригласили из-за моей болезни, «несчастного случая», вследствие которого у меня сломалась рука и надломилась психика. Но ни миссис Грин, ни мой сын не могли мне помочь: надо было найти тетю Рут.
      – Фи уже позавтракал, – продолжала она, – я собираюсь пойти с ним в парк. Я подумала, что вам все еще нужно отдыхать.
      Она рассказала мне еще кое-что о моем сыне – я не очень хорошо поняла, но на всякий случай кивнула – и сообщила, что в холодильнике стоит горшочек с куриным пирогом, который я могу поставить в духовку.
      – Да, пожалуй, так лучше всего.
      – Я пойду за продуктами и к прачке. Будут еще поручения?
      – Нет-нет, я… – начала я, заглядывая в спальню.
      На самом деле поручения, наверное, были. Прямо на моем ночном столике лежал ежедневник, приличествующий супруге врача.
      – Мадам?
      – Да, я отдохну. У меня до сих пор кружится голова, и я все забываю. Простите.
      – Понимаю, такое напряжение… Не беспокойтесь н

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход