Изменить размер шрифта - +

— Откуда вы к нам дозвонились, Кейт?

— Из дома. Ну то есть из Лейквуда. Мы живем в Лейквуде. Мой муж — водитель такси. Он работает в ночную смену. Мы каждый вечер слушаем вашу программу. Не могли бы вы поставить «Чувство легкости»? Для Кейт и Рэя.

— Обязательно, Кейт. Продолжайте поддерживать огонь в семейном очаге. — Следующая кнопка. — Кей-эйч-ай-пи. Вы в эфире.

Все шло как обычно. Силла принимала звонки и старательно записывала названия песен и имена тех, кому они посвящались. От пола до потолка студию заполняли полки, забитые альбомами, пластинками и CD-дисками — все тщательно разобранное и помеченное, так, чтобы легко и быстро можно было найти то, что нужно. Силла собиралась ответить еще на несколько звонков. Затем она прервется на рекламу и сможет немного перевести дух перед следующим музыкальным блоком.

Некоторые из звонивших были постоянными слушателями. С ними Силла обычно пару минут разговаривала. Некоторым просто было нестерпимо одиноко — они звонили, чтобы только услышать чей-нибудь голос. Иногда попадались психи. В таких случаях Силла, как правило, переводила все в шутку или попросту отключала звонок. Много лет она в прямом эфире беседовала с радиослушателями, и ни разу ей не стало скучно.

Ей это очень нравилось. Болтать с незнакомцами, обмениваться с ними шутками, смеяться. Здесь, в крошечной студии, это было легко. Совсем не как в обычной жизни. Лицом к лицу она бы так не сумела. Но, слыша ее голос, никто и подумать не мог, что она стесняется или не уверена в себе.

— Кей-эйч-ай-пи. Вы в эфире.

— Силла?

— Да! Не тушуйтесь, говорите! Как вас зовут?

— Это не важно.

— Как скажете, мистер Икс. — Силла вытерла внезапно вспотевшие ладони о джинсы. Интуиция подсказывала ей, что с этим звонком будут нешуточные проблемы. Палец Силлы замер на кнопке семисекундной задержки прямого эфира. — Какую песню вы хотите услышать?

— Я хочу, чтобы ты заплатила, шлюха. Я заставлю тебя заплатить. И когда я закончу, ты еще скажешь мне спасибо, что теперь я наконец-то убью тебя. Не забывай об этом.

На мгновение Силла застыла от ужаса, но тут же мысленно дала себе пинка и сбросила звонок, прервав поток непристойностей на полуслове. Собрав все силы, чтобы не разрыдаться, она овладела голосом и бодро произнесла:

— Ого. Похоже, кто-то сегодня немного не в настроении. Послушайте, офицер Маркс, если это были вы, — я, честное слово, оплачу квитанции за парковку. Я клянусь. А эта песня прозвучит для Джойс и Ларри.

Она включила Брюса Спрингстина, откинулась на спинку стула и трясущимися руками сняла наушники.

Как глупо. Силла потянулась за следующей пластинкой. После стольких лет работы радиоведущей до полусмерти испугаться какого-то ненормального. Редкий прямой эфир проходил хотя бы без одного подобного звонка. Силла научилась справляться с сумасшедшими и агрессивными, с теми, кто угрожал, и с теми, кто делал ей непристойные предложения. Не менее ловко, чем она управлялась со звукорежиссерским пультом.

«У меня такая работа», — напомнила она себе. Это всего лишь часть работы. Тем более что работать приходится по ночам, когда психи, как правило, активизируются.

Но все равно Силла невольно взглянула в сторону двери. Там, за затемненными стеклами студии, не было никого. Только тускло освещенный коридор и тишина. Не спасал и толстый свитер: она почувствовала, что дрожит. Одна. Абсолютно одна.

Здание заперто, твердо сказала себе Силла и поставила следующую песню. Сигнализация включена. Если она вдруг сработает, через пару минут тут будет лучшее полицейское подразделение Денвера. Здесь безопасно, как в банковском сейфе.

Но, глядя на мигающую лампочку на телефоне, Силла никак не могла унять дрожь.

Быстрый переход