Loading...
Изменить размер шрифта - +

Кто знает, права ли ревнивая Митрофанова, но решать проблемы Изабель Полуянов не слишком хотел. Своих хватало. Поэтому достаточно сухо произнес:

— Вы хотите что-то по поводу квартиры со мной обсудить?

— Квартиры? Какой квартиры? — опешила красавица. — Тут со мной такой ужас происходит! Просто кошмар! Реальный! — Она всхлипнула и жалобно добавила: — Я вас очень прошу. Пожалуйста, помогите мне. Или просто хотя бы скажите, что я дура, что мне все чудится!

Полуянов покосился на монитор, где немым укором висела «безголовая» статья. Заголовок пришел в голову сам собой. Журналист быстро напечатал вверху страницы: «ПОМОГИТЕ!» НА ТИХОЙ УЛИЦЕ».

А что? Вроде неплохо.

— За вами «хвоста» нет? — строго проговорил он в трубку.

— Что? — растерялась Изабель.

— Шутка. Через полчаса в кафе напротив редакции. Подойдет?

— Ох, Дима! Спасибо, спасибо вам огромное! — обрадовалась она.

Настолько искренне, что прямо горы для нее захотелось свернуть. Никакого сравнения с Митрофановой, которая если и благодарит, то снисходительно, будто он дрессированная собачка.

Как бы только намекнуть Изабель, чтобы при Надьке, когда они все вместе на сделке встретятся, лишнего не болтала?..

…Впрочем, мулатка, едва подбежала к его столику, сама завела речь о том же:

— Дима, вы только подруге вашей не признавайтесь, что мы с вами виделись, а то она на меня сердиться будет! Я, честно, соблазнять вас не собираюсь, я исключительно по делу!

— Жаль, — усмехнулся журналист.

— Вы все шутите, — неуверенно улыбнулась в ответ девушка. Сделала глубокий вдох и растерянно пробормотала: — Даже не знаю, с чего начать. Давайте, наверное, сразу покажу… — Она открыла сумочку, но тут же ее захлопнула, досадливо помотав головой: — Нет, так вы ничего не поймете. Закажите мне, пожалуйста, кофе. Двойной эспрессо и обязательно холодную воду. Голова кругом идет. В общем, чтобы вы сразу знали. Я — дурочка.

— Кто вам сказал такую глупость? — ухмыльнулся Полуянов.

— Ой, да ладно. Я еще в школе поняла, что, когда Бог мозги раздавал, мне дать пожадничал. Но я умняшку из себя никогда и не строила. И прекрасно понимаю, что в нашем бизнесе я так, типа визитной карточки. А Юлька — и мозг, и руки, и все остальное.

— Бр-р… — помотал головой журналист. — Давайте еще раз. Кто такая Юлька?

— Ну, Базанова! Коммерческий директор в моем салоне. Мы с ней, когда дело затевали, сразу договорились: я даю деньги и, когда переговоры с мужиками, пыль в глаза пускаю, а она делает все остальное. Я в дела никогда и не лезла. Оно мне надо? Но только здесь идея — стопроцентно выигрышная. Баба Лера — она ведь абсолютный уникум, столько всего знает и в нашу концепцию вписывается идеально.

Официант принес кофе. Изабель отхлебнула, пробормотала:

— Слишком горький. Ладно, сойдет, не берите в голову. Короче, бабе Лере — восемьдесят семь лет, и она без проблем садится на поперечный шпагат. Что вы улыбаетесь? Это реально совсем непросто, даже в шестнадцать! Я ее знаю очень давно, поэтому, когда мы салон только открыли, сразу ей позвонила. Но баба Лера вечно отвечала, что занята. Она до сих пор и гимнасток художественных консультирует, и физкультуру в университете преподает. Но я тоже упорная! Дожала ее. Баба Лера согласилась, что будет у нас в салонах стрейчинг вести. Представляете, как здорово? А то клиентки вечно стонут, когда им инструктора хоть минимальную нагрузку пытаются дать. Мол, легко вам, молодым, задания давать, а мы — старенькие, мы не можем! А тут — инструктор бабушка, восемьдесят семь лет, прекрасно выглядит, изумительно гнется! Я уверена, что на ее занятиях был бы полный аншлаг.

Быстрый переход