Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Он никогда не позволял себе кого-либо ненавидеть, даже свою сумасбродную тетку. И, видит бог, чего это ему стоило!

Он боялся предстоящей встречи. Слишком много тяжелых болезненных воспоминаний связано с его тетей Мартой, и у него были основания опасаться, что на это раз ненависть победит чувство жалости, которое полагается испытывать по отношению к умирающим. А ему не хотелось ненависти, особенно сейчас, когда жизнь его наполнена любовью и счастьем.

 

Стояла гнетущая тишина, нарушаемая лишь прерывистым дыханием и изредка кашлем больной. Пахло лекарствами.

Зак на негнущихся ногах стоял у кровати и снова чувствовал себя маленьким мальчиком, по обнаженному телу которого безжалостно гулял свистящий кнут. Он вспомнил блестящие глаза тетки, ее визгливый смех и насмешливый взгляд.

Ему казалось, что все это было совсем недавно, когда его наказывали только за то, что он жил.

Он весь покрылся холодным потом, когда, наклонившись, пристально посмотрел в лицо женщины, которое много лет подряд преследовало его в самых страшных ночных кошмарах. Он всматривался напряженно, но не узнавал ее. Перед ним был совершенно другой человек.

Почувствовав его состояние, Иден обняла его за талию.

— Все будет хорошо, — прошептала она. — Смотри внимательно, милый, и запомни лицо женщины, которая больше не принесет тебе зла. Видишь? Та, что была в твоем прошлом, больше не существует. Вместо нее осталось лишь безумное создание, которое даже не помнит о том, что когда-либо знало тебя. Посмотри на нее в последний раз и уходи, теперь ты по-настоящему свободен. Наконец-то ты можешь сказать, что прошлое ушло от тебя. Даже самые горькие минуты его, любимый.

Зак проглотил подкативший к горлу ком и продолжал смотреть на свою тетку. Ее безжизненные глаза уставились на него, дряблая кожа свисала бесформенным мешком, синеватые губы судорожно ловили живительный воздух. Она была укрыта натянутой до подбородка простыней, и только руки ее лежали поверх. Казалось, это были руки скелета: скрюченные и в узлах. Сквозь клочья редких седых волос виднелась розовая кожа головы. Женщина, в прошлом причинившая ему столько горя, теперь являла собой жалкое зрелище.

Неожиданно она зашевелилась, губы ее начали беззвучно двигаться, и она протянула в сторону Зака руку. Затем пронзительно закричала.

Зак и Иден, схватившись за руки, отпрянули. Тетушка Марта продолжала кричать еще громче. Затем также внезапно смолкла.

Вбежала сиделка, проверила пульс, затем с облегчением вздохнула.

— Вот снова! — сказала она. — Несколько раз за последнее время мне казалось, что она уже мертва, но я ошибалась. Никогда прежде мне не встречалась такая воля к жизни, как у этой леди.

Зак достал из кармана платок и вытер вспотевший лоб. Сердце его колотилось.

— На миг мне показалось, что она меня узнала, — сказал он. — Я подумал, что она закричала из-за меня.

Сиделка выпрямилась и погладила его по руке.

— Нет, она вас не узнала, — прошептала она. — Она никого не узнает. И кричала она не из-за вас. Как я уже сказала, это случается постоянно. Я уже привыкла. — Обернувшись, она посмотрела на больную.

— Бедняжка! — воскликнула она. — Мне кажется, что-то ее мучает, когда она так кричит. Кто знает, может это дьявол летает над ней, напоминая о прошлых грехах. Мне ее жаль. Лучше бы она умерла.

Зак положил платок в карман и обнял Иден.

— Вероятно, ее действительно мучают видения прошлого, — сказал он упавшим голосом. — Никому не позволено издеваться над беззащитным ребенком. Рано или поздно расплата наступает.

Они вышли и закрыли за собой дверь.

— Знаешь, мне все-таки жаль ее, — сказал Зак.

Быстрый переход
Мы в Instagram