Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
 — Хорошо, что вы прихватили с собой его приятеля. Эзру очень любит бывать на маяке, и, потом, вдвоем им будет веселее.

Прижав к груди малютку, Анжелита подошла к брату.

— Закария, я так счастлива, что ты наконец решил посетить тетю Марту, — произнесла она, глядя в его темные глаза. — Думаю, она уже не поднимется, а тебе будет спокойнее на душе, если ты попрощаешься с ней.

— Да, я наверное слишком долго не мог решиться, — согласился Зак.

— Признаться, я боялась, что ты вообще откажешься пойти к ней. — Анжелита дотронулась до его руки. — Но, несмотря на то, что она в детстве причинила тебе столько зла, она остается твоей тетей, и ты должен с ней повидаться.

— Если бы она не протянула так долго, я бы не решился перебороть себя и сходить к ней, — проворчал он. — Иногда мне кажется, что она умышленно тянет с развязкой. Возможно, неосознанно, она ожидает встречи со мной. Ведь она такая упрямая.

— Очень упрямая и больная, — добавила его сестра.

— Я заставил себя забыть о своем прошлом, — продолжил Зак. — А теперь, встретившись с ней, вынужден снова все вспомнить. Ее глаза напомнят мне мое прошлое. Оно было столь невыносимым именно благодаря ей. Даже после того, как мы расстались. Ведь это она продала меня в рабство. Разве такое прощают?

— Никто и не просит тебя прощать ее Зак, — мягко возразила Анжелита. — Но ведь ты разорвешь последнюю связь со своим прошлым, если сходишь к умирающей тете и в последний раз покажешься ей на глаза. Только тогда ты обретешь, наконец, мир в своей душе.

— Милый, Анжелита права, — поддержала Иден. — Поедем и забудем о прошлом навсегда.

Тимоти подошел к матери и дернул ее за юбку.

— Мамочка, разреши мне остаться у дедушки и тети Анжелиты, — он умоляюще смотрел на нее.

— А мне можно? — присоединился к приятелю Эзру, устремив на нее свои черные бездонные глазищи.

Иден присела и крепко обняла обоих.

— Ладно, оставайтесь, — сказала она. — Только обещайте, что будете хорошо вести себя. Слышите?

— Да, мэм! — радостно закричали друзья в один голос.

Иден нежно поцеловала обоих в бархатные щечки, поднялась и взяла мужа под руку.

— Итак, идем? — улыбаясь произнесла она.

— Ах, да, пока вы не ушли, — остановил их Прэстон. — Как вам понравилось, что Сефтон все-таки проиграл на выборах? — Он лукаво взглянул на Иден. — Похоже, теперь он забудет о своих политических амбициях и вернется к судейским обязанностям…

Зак усмехнулся.

— Оказывается, его хорошо продуманный план не сработал и оказался для него бесполезным, — сказал он. — И теперь, вместо того, чтобы называть его «губернатором Прайором», как он мечтал, боюсь, что скоро его станут называть «взбесившимся судьей». Ведь он, не моргнув глазом, приговаривает к смерти через повешение всех, чьи дела рассматривает.

— Если он не изменит свое поведение, то дождется, что кто-нибудь затянет на его шее петлю, пока он будет спать, — поддержала Иден. — А теперь, пойдем, любимый. Чем раньше мы справимся с этим неприятным для тебя делом, тем лучше.

Зак кивнул. Он погладил по головкам обоих малышей и направился к лестнице. Внизу у башни их ждал фургон.

По дороге в Чарлстон тревога не покидала его. Перед его мысленным взором, сменяя друг друга, проносились невеселые картины его прошлого. Он никогда не позволял себе кого-либо ненавидеть, даже свою сумасбродную тетку.

Быстрый переход
Мы в Instagram