Loading...
Изменить размер шрифта - +
Схватив его руку, она положила кольцо в ладонь и сжала его пальцы вокруг него.

— Так будет лучше для всех, — плакала она, отступая назад. — Я слишком сильно люблю тебя, чтобы разочаровать своим истинным обликом.

Она побежала вниз по темной дорожке, слишком ослепленная слезами, чтобы осознавать, куда направляется, но она знала, что Прескотт-Хаус где-то там, и в конечном счете она туда доберется. Страдание душило ее; она не слышала бегущие шаги позади. Сильная рука обхватила ее, разворачивая кругом, и легкий крик вырвался из ее горла. Клэр мельком увидела лицо Макса — жесткое и разъяренное, — прежде чем он перебросил ее через плечо и зашагал назад.

— Макс… подожди! — она ахнула от неожиданности, ничего не видя сквозь слезы. — Ты не можешь… Что ты делаешь?

— Забираю свою женщину, — рявкнул тот, длинные ноги быстро сокращали расстояние, пока он шагал к церкви.

Гости толпились перед храмом, болтая в предвкушении вечеринки в Хейден-Хилле после окончания репетиции свадебной церемонии. Когда Макс вышел из темноты, наступила мертвая тишина, и Клэр спрятала лицо, уткнувшись ему в спину.

— Вот я и говорю, — протянул его брат Клейтон, — разве завтра не будет достаточно времени на такие штучки?

— Нет, не будет, — прогремел Макс, даже не глядя вокруг. — Я возьму твою машину.

— Я уже понял, — ответил Клейтон, наблюдая, как Макс открыл дверь «Мерседеса» и поместил невесту внутри.

Клэр наклонилась и обхватила лицо руками, настолько несчастная, что неловкая ситуация составляла лишь крошечную часть ее горя.

Роум Мэтьюз усмехнулся, вспомнив о том времени, когда унес свою женщину с вечеринки.

Стоя на лестнице, элегантная в белом с зеленоватым отливом льняном костюме и в жемчугах, леди Алисия наблюдала, как сын удаляется с предполагаемой невестой.

— Как вы думаете, — задумчиво проговорила она, — есть ли смысл ждать их? Нет, конечно, нет. Проведем вечеринку без них, — решила будущая свекровь.

Макс ехал довольно долго, его ярость потрескивала вокруг него, почти как видимое пламя. Клэр сидела молча, глаза жгло, она ломала голову, везет ли он ее в какое-то уединенное место или просто двигается бесцельно, но не посмела ничего спрашивать. Она получила ответ на вопрос, когда он въехал во внутренний дворик маленькой гостиницы.

— Зачем мы сюда приехали?

Она задохнулась, когда он вышел из автомобиля и наклонился, чтобы вытащить ее наружу. Потом грубо надвинул ей жемчужное кольцо назад на палец.

Макс ничего не ответил, просто потащил ее в отель. Тот был маленьким и уютным, выглядя как те гостиницы, которые столетьями выстраивались вдоль дорог Англии. На первом этаже размещался паб, наверху — комнаты для гостей. Макс подписал регистрационную форму, заплатил владельцу и поволок Клэр за собой по узким лестничным маршам; владелец наблюдал за ними с легким любопытством. Остановившись перед номером, Макс отпер замок, втянул Клэр внутрь, затем повернулся, чтобы снова запереть дверь.

— А вот теперь, — произнес он, голос звенел от бешенства, — давай поговорим об этом. Для начала: единственные стандарты и ожидания, которыми ты измеряешь себя, — твои собственные. Никто — кроме тебя — не ожидает и не хочет, чтобы ты была кем-то другим, а не самой собой. Я не хочу, чтобы ты была совершенством; это станет чертовым адом для меня — пытаться соответствовать какому-то ангелу, потому что я сам не совершенен. Я не хочу фарфоровую куклу, которая никогда не совершает ошибок, я хочу тебя. Что касается этой чуши об аристократической жене, которую я заслуживаю…

Он прервался, с гневом сжав кулаки.

Быстрый переход