Loading...
Изменить размер шрифта - +

— Давай попробуем сначала, — прошептал Макс. — Я люблю тебя, Клэр Вестбрук, я люблю тебя такую, какая ты есть. Ты нежная и любящая, в твоих глазах сияют мечты, которые я хочу разделить с тобой. Ты выйдешь за меня замуж?

Она и представить себе не могла, что может взлететь так высоко. Обвивая руками его шею, Клэр взглянула в эти блестящие морского цвета глаза и прошептала, приблизив непослушные губы к его рту:

— Да.

 

Клэр спускалась по проходу огромной, продуваемой сквозняками старой церкви, шелестя кремовым атласным платьем, позади тянулась фата. Рука отца твердо поддерживала ее под локоть. Знакомые и любимые лица повернулись к ней: лица многих людей, с которыми она познакомилась только за прошедшую неделю, просто сияли; Сара Мэтьюз, бледная и безмятежная, с детьми возле себя; Дерек Талиферро, в золотистых глазах которого, мудрых не по годам, застыла улыбка, когда он наблюдал за ней. Альма улыбалась и плакала одновременно, выглядя по-прежнему прекрасной во время обоих этих действий. Леди Алисия с глазами, наполненными гордостью. У алтаря, ожидая ее, стояли Мартина и сестры Макса — четыре блондинки с разными оттеками светлых волос. Роум Мэтьюз находился возле Макса, его темные глаза нашли жену, которая сидела на скамейке, и они обменялись безмолвными посланиями. Клейтон тоже стоял там и двое кузенов жениха.

И Макс. Высокий, невозможно красивый и такой любимый, что больно было смотреть на него. Его образ выглядел размытым сквозь надетую фату, но он смотрел на нее влажными блестящими глазами, похожими на море.

Отец отдал ее руку Максу, который шагнул вперед, чтобы встать рядом с ней. Жемчуг на ее руке замерцал в золотом пламени многочисленных тонких свечей, повсюду горевших в церкви.

Макс нежно сжал ее руку, и Клэр взглянула на него. Его глаза были спокойными и уверенными. Ее — темными замкнутыми озерами, но тайн между ними больше не было. Повернувшись к алтарю, они начали произносить брачные обеты.

Быстрый переход