Loading...
Изменить размер шрифта - +
Хэлстон выскочил из «Шевроле», чувствуя, как голова начинает идти кругом. Взгляд хаотично выхватывал детали: кирпичи, огонь, сломанная мебель, обуглившийся микроскоп, окровавленный Макговерн…

– Даяна!

Он побежал к ней, не обращая ни на что другое внимания. Она лежала посреди двора, раскинув руки. Данинджер сделал шаг, намереваясь последовать за Хэлстоном, остановился, сделал еще один, увидел, что Даяна дышит, и решил, что сейчас не лучший момент становиться третьим лишним. Если кто-то и сможет оказать первую помощь, так это Хэлстон, а если он будет мешаться, то ничего хорошего из этого не выйдет. Он еще раз огляделся. «Может быть, это был несчастный случай?» – пронеслось в голове. Мимо прошел Дэйвид Маккоун, взял канистру с бензином, снова прошел мимо.

– Эй, – позвал его Данинджер, решив, что у Дэйвида шок. – Что здесь случилось? – не получив ответа, он пошел следом за ним.

Растерянность медленно начала сменяться чувством чего-то недоброго. Сначала Данинджер заметил разбитые костяшки Дэйвида, затем среди сваленной в груду искореженной мебели увидел человеческую руку. Пальцы на руке шевелились.

– Господи! – Данинджер едва не побежал, чтобы помочь уцелевшему человеку.

– Уже очнулся… – протянул Дэйвид, заставляя адвоката остановиться.

Странная, почти безумная улыбка растянула его губы. Тени лопнули, обнажив уродливую маску. Затем лопнула и маска. Остался лишь голый череп. Данинджер поежился, попытался моргнуть, чтобы прогнать это видение, но не смог.

– Скажи, – спросил, не оборачиваясь, Дэйвид. – Тебе ведь тоже не нравился этот тип?

– Мне? – Данинджер нервно облизнул губы. Хотелось позвать Хэлстона, но Хэлстон сейчас был занят с Даяной. Значит, нужно было разбираться во всем самому. – Он вообще-то спас тебя, ты помнишь? – попробовал пробудить благодарность Дэйвида Данинджер.

– Спас?! – Дэйвид нервно рассмеялся. – Это не спасение, это проклятье!

– Но он нравился твоей сестре, – Данинджер осекся, огляделся по сторонам. – А где твоя сестра, Дэйвид? – без ответа. – Она… – Данинджер смотрел на обвалившуюся стену лаборатории. – Она…

– Ее больше нет, – Дэйвид обернулся, посмотрел на Данинджера, сверкая безумными глазами. – И скоро не будет этого доктора, – он пошел дальше, а Данинджер остался стоять, вглядываясь в груду камней. Так иногда бывает – смерть подбирается совсем близко, дышит в затылок, но ты знаешь, что сегодня она пришла не за тобой, а за кем-то близким. И от этого становится и страшно, и весело. Весело потому, что ты все еще жив – перед лицом смерти зачастую отступают даже самые неразрешимые проблемы, а страшно… Страшно потому, что некоторые из полюбившихся тебе людей навсегда покинули этот мир.

Данинджер обернулся и посмотрел на Даяну. Хэлстон стоял возле нее на коленях. Ее голова лежала на его ладонях. Затем Данинджер увидел Стивена Крампа и женщину в синем халате. Лицо женщины скрывали уродливые тени, готовые в любой момент превратиться в кошмарную маску монстра. Стивен Крамп выглядел самым обычным. Это и располагало, и отталкивало одновременно. Из всех, у кого на лице не было теней, Данинджер был уверен лишь в одном человеке – Луизе. Но Луиза была мертва.

Данинджер с трудом подавил в себе желание закурить. Оно было таким сильным, что заболела грудь, как болит пустой желудок, требуя утолить голод. Стивен Крамп встретился с ним взглядом, вздрогнул, отвернулся, толкнул женщину в синем халате в спину, заставляя идти вперед, а сам нырнул обратно в черную пасть входа в подвал здания очистки.

Быстрый переход