Изменить размер шрифта - +
Если бы не сестра, то он вообще не стал бы их слушать – очнулся бы в палате, набрался сил и сразу же сбежал с фабрики. Но Луиза умела убеждать. Хотя вид у нее был крайне странным. Она то смотрела на него как-то слишком внимательно, словно пытаясь увидеть что-то за кожей, то отводила глаза, боялась даже поднять их.

Дэйвид обернулся, награждая Хэлстона недобрым взглядом.

– Останьтесь здесь. Я сам поговорю с ним, – сказал он. Хэлстон хотел возразить, но счел, что сейчас лучше не спорить. Как много жителей города нуждаются в вакцине? Как много их жизней висит на волоске? И сколько этих жизней оборвется, если они не будут действовать чуть быстрее?

– Хорошо, – согласился Хэлстон. Дэйвид кивнул, как будто одержал важную победу, и направился к дому шерифа.

Данинджер вышел из «Шевроле» и закурил. «Еще один тихий, осенний день», – подумал он. Лицо Дэйвида было скрыто темными лоскутами теней. Скоро он начнет видеть вместо теней маски монстров. Луиза видит – значит, это ждет и его, если, конечно, Макговерн не найдет причину видений и не вылечит их. Данинджер вспомнил Даяну и подумал, что если она не ошиблась… Если они оба не ошиблись, то большинство жителей Форестривер выживут. А если нет? Он попытался представить, как поведет себя Дэйвид Маккоун, если найдет шерифа мертвым. Ничего хорошего ожидать от этого не стоило.

Дэйвид оглянулся, встретился взглядом с Данинджером, и Данинджер понял, что ничего хорошего ждать не стоит в любом случае. Они все равно не оправдали доверия. Время, отведенное им на урегулирование ситуации, кончилось, и если в городе не введут вовремя карантин, то беды не миновать. Дэйвид отвернулся, поднялся по ступеням и постучал в дверь дома шерифа. Бригс вздрогнул. Разнесшийся по дому звук показался ему неестественно громким.

– Шериф Бригс! – позвал его Дэйвид. Шериф знал, что это Дэйвид, но не узнавал его голос, который растягивался, превращаясь в нереальную какофонию звуков. – Шериф Бригс, это Дэйвид Маккоун!

Шериф услышал, как кто-то повернул входную ручку. Закрыл ли он дверь? Он затравленно огляделся. Кобура и кольт остались в спальне. Если бы шериф мог, то он побежал бы туда, но он не мог. Сил с трудом хватало неуверенно передвигать ноги, но страх делал свое дело.

– Шериф Бригс? – Дэйвид открыл дверь и осторожно заглянул в дом. Далекие шаркающие шаги раздались где-то далеко, хотя это, возможно, было лишь разыгравшееся воображение. – Шериф? – снова позвал Дэйвид, надеясь, что сейчас услышит знакомый голос, но ему ответила лишь тишина.

«Если он умер, то фабрика не сможет отвертеться от ответственности!» – гневно подумал Дэйвид. Воображение нарисовало ему труп шерифа. Такой же, как те трупы, которые ему показал агент Хэлстон в морозильной камере, убеждая, что необходимо провести вакцинацию. «Это будет их смертный приговор!» – Дэйвид почувствовал, как в нем начинает закипать гнев, попытался успокоиться, заставив себя думать о сестре, и это помогло. Немного, но гнев угас, его угли зашипели, уступая место злости и тревоге.

– Шериф Бригс? – позвал Дэйвид так тихо, что сам едва смог услышать свой голос. Если Бригс мертв, то не стоит тревожить память порядочного жителя своими криками. Но шериф был жив.

Он вытащил кольт из кобуры и, провернув барабан, убедился, что он заряжен. За последние десять лет он ни разу не выстрелил из кольта и сейчас не собирался что-то менять. Но этот голос! В голове вспыхнули и распустились чудовищными цветами детские страхи. Этот голос! Этот неестественный голос! Шериф прижался спиной к закрытой двери, убеждая себя не выходить из комнаты. У него, должно быть, бред после болезни. Но вместо ожидаемого успокоения, шериф почувствовал, как волнение нарастает.

Быстрый переход