Loading...
Изменить размер шрифта - +
А если нет? Кто знает, что случилось на фабрике? Какие люди или нелюди могут находиться сейчас там? Детские страхи усилились. «Соберись, черт возьми! – велел себе шериф. – Ты уж не мальчик. У тебя есть взрослая дочь и жена, которая перенесла тяжелую болезнь». Мысль о Донне заставила его открыть дверь. Если он будет прятаться в своей комнате и ждать, пока опасность не пройдет мимо, пока кто-то, представившийся Дэйвидом Маккоуном, но с голосом, не принадлежавшим ему, ходит по дому в поисках жертвы, то какой же он шериф?

Бригс заставил себя выглянуть в коридор. Если ему и суждено встретиться со своими страхами, то почему бы не сделать это прямо сейчас? Кольт в правой руке показался неестественно тяжелым. Он обхватил кисть левой рукой, поднял оружие, вышел из комнаты. Тень человека со странным голосом выглядывала из кухни, приближалась. Шериф замер. Дэйвид огляделся, желая избавиться от ощущения, что в доме ничего кроме смерти нет. Но все вокруг говорило об обратном. Ни запахов еды, ни остывающего кофе в чашках.

– Шериф Бригс? – он произнес это скорее от отчаяния, чем желая позвать шерифа.

Город, по которому они ехали с агентами, напоминал ему заброшенные города из фильмов ужаса: ни людей, ни машин, ни домашних питомцев. Если шериф умер, то возможно, умерли и другие. Может быть, даже все, кроме Рега Белинджера, Луизы и его самого. Они останутся единственными уцелевшими. Им придется уехать отсюда, сбежать, избавиться от своих ужасных воспоминаний. Но куда? Здесь у него была целая жизнь. Он провел в этом городе лучшие годы. А что сделала фабрика? Забрала у него все это!

Дэйвид сжал кулаки и ударил в стену, чтобы снять напряжение. Пальцы обожгла боль, возвращая в чувство. Если он найдет труп шерифа, то как ему быть? Что делать? Что говорить агентам? Притвориться, что ничего не случилось? Что он никого не нашел? Дэйвид представил лица агентов. С Данинджером они утром курили во дворе фабрики, и он показался ему не таким враждебным, как агент Хэлстон, и не таким подозрительно любезным, как Макговерн. Но глупо надеяться, что выкуренная сигарета превратит их в единомышленников. Если ситуация накалится, то Данинджер встанет на сторону своих друзей. Да. У него есть только сестра и Рег. Но что они смогут сделать с Регом вдвоем против целой фабрики рабочих, да еще этих агентов из Вашингтона?

Дэйвид тряхнул головой, понимая, что уже похоронил в мыслях шерифа Бригса. Еще ничего не узнал, не увидел его труп, а уже планировал, что будет делать, если шериф мертв. А если нет? Дэйвид решительно шагнул вперед, намереваясь проверить комнату шерифа.

Бригс увидел, что тень приближается. Еще мгновение – и появится ее хозяин. Он затаился, осторожно положил палец на курок, прицелился. Кольт стал тяжелее. Руки задрожали. Еще один шаг Дэйвида. Сердце Бригса сжалось. Утро пробивалось на кухню сквозь шторы. Он стоял в полутьме, надеясь, что у него будет время рассмотреть незнакомца, прежде чем незнакомец заметит его. Дэйвид увидел контур человека.

– Шериф Бригс? – позвал он, надеясь, что это не трюк его разыгравшегося воображения. Его голос долетел до шерифа искаженной какофонией звуков. Тень Дэйвида вздрогнула.

Бригс заморгал, пытаясь избавиться от видения. Тень поднялась по телу Дэйвида, подобралась к его лицу, исказила черты, превратила их в дьявольскую маску. Сердце забилось, едва не выпрыгивая из груди. Незнакомец не был Дэйвидом. Не мог им быть!

Крупные капли пота покатились по лицу шерифа. Ладони вспотели. Кольт стал еще тяжелее. Теперь на то, чтобы удержать его, у шерифа уходили почти все силы.

– Шериф Бригс? – позвал Дэйвид, сделал шаг вперед, радуясь, что его опасения не оправдались. – Шериф… – громыхнувший выстрел заставил его поперхнуться на полуслове. Где-то рядом прожужжал рой разозленных пчел. За спиной звякнуло разбившееся окно.

Быстрый переход