Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Ядром музея стали три серебряные статуэтки, известные как Три Судьбы.

Клото, Лахесис и Атропос сверкали за пуленепробиваемым стеклом и смотрели на лица – а возможно, и на жизни – тех, кто приходил взглянуть на них. Они стояли на мраморном пьедестале, к которому была прикреплена медная табличка.

 

В ПАМЯТЬ О ГЕНРИ У. И ЭДИТ УАЙЛИ, ЛОРРЕН И СТИВЕНЕ ЭДВАРДЕ КАННИНГЕМЕ ТРЕТЬЕМ, ФЕЛИКСЕ И МАРГАРЕТ ГРИН-ФИЛДАХ, МАЙКЛЕ К. ХИКСЕ».

 

Гедеон обнял ее за плечи.

– Это правильно. Мы постарались, чтобы все было правильно.

– Я горжусь тобой. – Ребекка взяла Джека под руку. – Горжусь тем, что я твоя жена и стою с тобой рядом. Ты мог бы забрать их себе.

– Нет. У меня есть ты. Простому смертному достаточно одной богини.

– Ответ мудрый и правдивый. Мы идем на кладбище. Клео, вы с нами?

– Да. – Она прикоснулась пальцами к стеклу, как раз под именем Мики. – Сейчас.

– Мы тоже, – сказал им Малахия. – Застегнись. – Он сам начал застегивать пуговицы на жакете Тайи. – Ветрено.

– Можешь не волноваться. Мы в полном порядке.

– Будущим отцам положено нервничать и волноваться. – Малахия вопросительно посмотрел на нее. – Ты действительно хочешь пройтись?

– Да, это нам полезно. Малахия, я не могу просидеть под стеклянным колпаков оставшиеся шесть месяцев

– Вы только послушайте ее! Как будто не она год назад пряталась от каждого микроба.

– Нашел, что вспомнить… – Тайя положила голову на его плечо. – Это как ковер. Нити сплетаются в жизнь. Мне нравится, как изменяется узор моей жизни. – Она не могла отвести взгляд от сверкающих статуэток. – Мы добились справедливости. Анита сидит в тюрьме и, возможно, пробудет там до конца жизни. Судьбы объединились, как им и следовало.

– И мы тоже.

– И мы тоже, – как эхо повторила она.

Тайя протянула руку и, когда их пальцы переплелись, почувствовала себя удивительно сильной. Они присоединились к остальным и стали подниматься на высокий холм, обдуваемый майским ветром.

Быстрый переход
Мы в Instagram